Встреча Общества некрополистов 2 апреля 2016 года
      2 апреля 2016 года состоялась встреча Общества некрополистов, которая прошла на Введенском кладбище. За годы существования нашего Общества встреча на Введенском кладбище проходила пять раз, а лично я была только на двух из них. И обе они прошли несколько бестолково для меня в информационном плане, поскольку мы занимались то поисками на конкретных участках, то проверкой состояния захоронений, которые числились у нас в разделе «Могилы, нуждающиеся в уходе и восстановлении» и уборкой на них. Вот так как-то и вышло случайно, что на могилах многих известных людей, упокоившихся на Введенском кладбище, я ни разу не была. Не знакома я была и со знаменитыми историческими-мистическими захоронениями Введенского – то есть, видеть-то их все видели, и много раз, а вот какая из мистических историй с чем связана – доселе было невдомек. И это при том, что Введенское кладбище считается одним из самых интересных кладбищ Москвы в архитектурном, историческом, и, так сказать, международном плане.
      Вот и получилось, что наша встреча на Введенском в субботу приобрела характер экскурсии. К нам с удовольствием присоединились наши гости, а наши коллеги Евгений Румянцев и Генри, которые хорошо знают Введенское кладбище, помогали нам прокладывать маршрут.
      Первым делом мы направились на 30-й участок посмотреть памятник семье, погибшей при крушении теплохода «Адмирал Нахимов» в 1986 году. Затем прошлись вдоль колумбарной стены и свернули возле захоронения Георга Лиона и Александры Рожновой. Это колоннада с панно «Остров мертвых», изображающим перевозку Хароном души в саване через реку Стикс в царство мертвых. В настоящий момент надгробие находится на реставрации, хотя наш коллега Генри, например, категорически против таких реставраций, считая, что могильные надгробия не нужно очищать, ведь их ценность как раз и заключается в том,что камни веками впитывают в себя последствия дождей и снегов, солнца и ветра.

      Затем мы «побывали во Франции» – ведь земля на братской могиле французов, умерших в Москве в 1812 году и на бывшем захоронении французских летчиков авиаполка "Нормандия-Неман", перезахороненных на родине в 1953 году, считается собственностью Республики Франция.

      По дороге к главной аллее мы навестили захоронение артиста Комиссарова, спасенное пару лет назад усилиями наших коллег. На могиле все так же, как и год назад – установленная (предположительно, представителями Малого театра) доска, а также рамка с фотографией и текстом, которую поставил на могиле Комиссарова Двамал.

      Вновь встретились с коллегами мы у памятника железнодорожнику Христиану Мейену. Конечно, этот примечательный крест мы видели много раз, но почему-то не задумывались, что сварен он из рельсовых полос, установленных на локомотивные колеса, а завершают композицию вагонные буфера и сцепка. Лену Черданцеву заинтересовала надпись на кресте – «Основатель комисаров. Технич. Школы сов…» Было неясно, при чем тут «комисаров». Оказалось, что Мейен основал в Москве двухгодичную ремесленную школу для детей бедноты с обучением портняжному, сапожному и переплётному ремёслам, а спустя год учебное заведение получило название «Комиссаровское» в честь спасшего императора Александра II во время покушения на него Осипа Комиссарова. В 1867 году школа была реорганизована в ремесленную школу подготовки мастеров железнодорожного дела. Первоначальные ремёсла были заменены слесарным, токарным, кузнечным и столярным. После революции на базе училища было создано несколько учебных заведений, в том числе, современный МГТУ «МАМИ».

      Пройдя мимо захоронения Всеволода Абдулова, мы свернули налево, чтобы посетить могилу композитора Эдуарда Колмановского, где пропели пару строк из песни «Я люблю тебя, жизнь».

      На углу участка Генри обратил наш внимание на роскошный памятник на могиле Ады Жордания. Обсудили, что по тем временам (дата смерти 1946 год), этот памятник должен был бы стоить целое состояние. Существуют следующие предположения:

     1) Бытует история, что один безутешный муж потратил на памятник своей умершей жене на Введенском кладбище две Сталинские премии – высказывается мнение, что именно об этом памятнике речь.
     2) Возможно, Ада была дочерью врача-педиатра Адриана Сергеевича Грибоедова и женой знаменитого гинеколога Иосифа Федоровича Жордания. О докторе Жордания подробнее можно прочитать здесь:
      http://www.irakly.info/forum/topic3681.html
      http://www.topos.ru/article/zhizn-kak-est/taina-professora-zhordaniya

      Но все это, конечно, просто предположения, прямых доказательств этим фактам пока нет. Хотя памятник Аде Жордания, безусловно, производит впечатление. Фотография, к сожалению, не отражает его грандиозности, целиком он в фотоаппарат не влез.

      Мы отметили, что на могиле недавно скончавшегося сатирика Аркадия Арканова все очень чисто и прибрано, но пока нет никаких намеков на то, что будет устанавливаться памятник, хотя со дня его смерти как раз недавно исполнился год. Проверили, как выглядит сегодня памятник тяжелоатлету Александру Бухарову, на котором два года мы подрисовали совершенно невидимые буквы фломастером – чудеса, но буквы держатся. Дошли до колумбария, чтобы увидеть захоронение актрисы Люсьены Овчинниковой, потом навестили Софью Парнок.

      Далее Генри провел нас к захоронению, известному в народе под именем «Вампирка». Это мавзолей мануфактурщика Людвига Кноппа в виде полуразрушенного античного портика. Существует легенда, что однажды кто-то увидел внутри мавзолея мертвую руку, торчащую из-под земли, что подарило захоронению название «Вампирка». До 1940-х годов перед портиком была установлена статуя Христа итальянца Рафаэлло Романелли. Приходя сюда, паломники приносили с собой воду и поливали руку Иисуса, указывающую вниз, на землю. Считалось, что стекшая вода приобретает чудодейственные целебные свойства.
      Рядом со скульптурой Христа находилось сооружение, символизирующее Иерусалимский храм, на которое и указывал жест Христа: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его», что относилось как к самому Христу, так и к тому, чьи останки покоились рядом, указывая на всеобщее воскресение.
      По каким-то причинам – но наверняка, под видом высокой цели сохранения ценной скульптуры, с кладбища ее утащили, и сегодня она находится в Церковно-археологическом кабинете Московской православной духовной академии в Сергиевом Посаде, являясь одним из самых ценных экспонатов этого учреждения. Там ее и можно увидеть.

      Так или иначе – художественная целостность и ценность памятника была полностью разрушена, и сегодня захоронение находится в плачевном состоянии.

      Посетили мы также захоронения телеведущей Нины Кондратовой, художников Виктора и Апполинария Васнецовых, писателя Михаила Пришвина (знаменитая птица Сирин прячется на зиму под полиэтилен), Ираклия Андроникова, Готлиба Ронинсона, Евгении Ханаевой. Могилу Алексея Аджубея нам пришлось поискать, хотя мы и знали участок, но никто не мог точно сказать, в какой ряд нужно идти. У могилы Аджубея вспомнили его первую жену актрису Ирину Скобцеву, которая, к счастью, жива, как и вторая жена Аджубея – дочь Н.С. Хрущева Рада.

      Надо заметить, что обычно во время наших встреч мы часто разбредаемся по кладбищу небольшими группками, лишь иногда пересекаясь с коллегами на дорожках. В этот же раз практически на протяжении всей прогулки мы держались вместе, что было действительно необычно.

      После посещения захоронения актрисы Эмилии Мильтон наша большая группа все-таки распалась. К нам присоединился Витя Виноградов, и повел меня посмотреть захоронение профессора МВТУ им. Баумана, с которым работали мои бабушка и дедушка. Потом мы с Витей и Женей Румянцевым посетили захоронения актрис Лидии Смирновой, Ольги Жизневой и Татьяны Пельтцер, писательницы Веры Инбер и архитекторов Мельниковых. Петр Устинов в это время побывал на могилах советского художника Петра Покаржевского и старца Зосимы Захария.

      Другие участники экскурсии, слегка замерзнув, отогревались в конторе. Надо заметить, что субботняя погода нас не смогла порадовать, поскольку московская весна, как обычно, задерживается. А еще на Введенском очень сырая почва, что неудивительно – по словам Генри, непосредственно под кладбищем течет подземный ручей, а по слухам – под Введенским вообще располагается целый подземный город. Поэтому, как только мы сворачивали с мощеных дорожек – немедленно увязали в грязи, в иных местах казалось, что идем как будто по болоту. На нашу обувь к концу экскурсии смотреть было страшновато.
      Около 14.00. мы все снова собрались на центральной аллее. Тут нашим взорам предстал кладбищенский сторож (пес) с огромным куском в пасти. Издалека казалось, что у него в зубах кусок, напоминающий человеческую руку. На мгновение мы даже несколько испугались. При ближайшем рассмотрении добычей пса оказался огромный кусок говяжей печенки. Я побежала за псом, чтобы сфотографировать его, но он очень технично испарился между могилами, а затем буквально через пару минут уже вылез с другой стороны участка, вкусно облизываясь. Мы поговорили с охранниками, которые попросили нас рассказать, кого из известных людей мы посетили у них на кладбище. На перечисляемые имена они многозначительно кивали. Доброжелательное внимание к нам с их стороны было приятно. На этой позитивной ноте мы распрощались с охранниками, псом и друг другом.

      Ну, а сам этот день закончился вот так:

     Следующая встреча Общества некрополистов состоится в мае 2016 года, следите за новостями сайта.

Евгения Долгих      
апрель 2016 г.     

/Все встречи/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.
          Дизайн и разработка – Двамал, Денис Шабалин