Могила композитора Антонио Спадавеккиа

      В 2017 году исполняется 70 лет с тех пор, как на экраны вышлаволшебная сказка «Золушка». После выхода фильма вся страна распевала песенку про доброго жука: «Встаньте, дети, встаньте в круг. Ты мой друг и я твой друг. Старый добрый друг…». А ещё в 2017 году исполняется 110 со дня рождения композитора, написавшего музыку к фильму - Антонио Спадавеккиа.
      К сожалению, сегодня на могиле композитора, Народного артиста РСФСР, можно найти только ржавую табличку, на которой с большим трудом читается фамилия. Почему же так вышло?

      Композитор Антонио Эмильевич Спадавеккиа (1907-1988) принадлежал к числу видных деятелей советской музыкальной культуры. Создал произведения самых различных жанров – от музыки к фильму «Золушка» до ораторий, опер, оперетт, балетов, инструментальных концертов, романсов. Он автор 11 опер, среди которых «Акбузат», «Хозяйка гостиницы», «Бравый солдат Швейк», «Хождение по мукам», «Овод», «Юкки», «Капитанская дочка», триптих «К звездам», детские оперы «Моя мама», «Три поросенка», «Аленький цветочек», «Волшебная лампа Алладина».
      Написал музыку ко многим фильмам – «Шумный день» (в котором свою первую роль сыграл Олег Табаков), «Дом на Лесной», «Застава в горах», «Гуттаперчевый мальчик», «Неподдающиеся», «За тех, кто в море», «КАИН ХVIII» , «Семеро смелых» и др.

      Песни из к/ф «Золушка»

      «Добрый жук»
      http://www.youtube.com/watch?v=WtP2G7AZ7ko

      Песня Принца
      http://www.youtube.com/watch?v=saN8jTsZfak

      «Дразнят Золушкой меня»
      http://www.youtube.com/watch?v=b99TCI0x0-Y

ЧЬЯ ТУТ РЖАВАЯ ТАБЛИЧКА?

      На Кунцевском кладбище, на участке военачальников и заслуженных деятелей искусств среди хороших памятников стоит убогая табличка с полустертой надписью «А.Э. Спадавеккиа».
      Нашел ее создатель сайта «Московские могилы» Павел Кац еще семь лет назад опубликовал фотографию в интернете. После этого на некоторых сайтах началось обсуждение о том, что неплохо было бы привести захоронение в порядок. Краска ведь смоется, табличку выкинут. Однако всё упиралось в то, что жива вдова композитора. И по закону – это исключительно её личное дело, стоять памятник или нет. Женщина на связь ни с кем не выходит. Ей уже 70 лет, соседи говорят - характер у нее сложный. Но она не бедствует, получает авторские за музыку мужа.
      Земля слухами полнится. Снимок захоронения за семь лет увидели многие, в том числе и коллеги композитора. Узнали, что жива и еще одна супруга композитора. Предпоследняя - Лидия Дмитриевна. Ей уже 82 года, интернетом она не пользуется, прав на то, чтобы привести в порядок могилу, у нее нет никаких. Она рассталась с Антонио еще пятьдесят лет назад! Однако прошедшей осенью ей все же рассказали о ситуации.
      Лидия Дмитриевна тут же поехала на Кунцевское посмотреть на захоронение бывшего мужа. Разыскать его не смогла, только ужасно замерзла. Попросилась в помещение к рабочим погреться. Ее впустили, спросили - кого она ищет. Пока грелась, один сердобольный рабочий прошел по участку и нашел для нее табличку. Женщина ужаснулась от увиденного, но что делать? Средств на памятник нет, она живет только на пенсию.
      Села писать письма в разные организации. В Союз композиторов, в Министерство культуры, в Департамент культуры... Откуда-то ей не ответили. Откуда-то прислали «добрый» совет, кому и как нужно писать письма. Откуда-то ее письмо переслали в Департамент торговли и услуг с формулировкой: «Просим разобраться и дать ответ заявителю». Из Департамента торговли и услуг ее просьбу переслали в подразделение, в ведении которого находятся все московские кладбища.Там ответили, что выделение денежных средств на кладбищах (будь то похороны или установка памятника) предусмотрено только для людей, стоявших на страже родины - Героев Советского Союза, Героев России, тех, кто служил в силовых ведомствах и т.п. На деятелей культуры государство средств не выделяет.

ВЕСЕЛЫЙ СОСЕД

      И тут выяснилось, что про Антонио Спадавеккиа невозможно найти ни одной статьи. При жизни он дал массу интервью, но где их искать? В каких старых газетах? Биография его описана двумя строчками. Изображение его осталось лишь на паре размытых снимков …Поэтому я решила встретиться с предпоследней женой композитора - Лидией Дмитриевной Спадавеккиа, чтобы поговорить о человеке, который создал столько красивой музыки и чья биография сейчас, равно как и могила, могут навсегда исчезнуть из истории.
      Живет Лидия Дмитриевна одна, в отдаленном районе Москвы. В квартире обстановка, как у всех советских пенсионеров, вот только домашние растения огромных размеров. Видимо, хорошо ухаживает за ними. Вот, что она рассказала:

      - Мы познакомилась, когда я была еще школьницей. Наши дачи в Абрамцево находились по соседству. Каждый день виделись на пляже. Антонио был шумный, веселый - настоящий итальянец. После пляжа звал к себе пить чай. Его мачеха-Татьяна Матвеевна - жила на даче круглый год; она делала варенье, а мы только и рады были. Времена послевоенные, голодные. Еще Антонио мог достать билеты в любой театр, и нам тоже билеты перепадали. Всегда приглашал на свои премьеры. А спустя уже несколько лет с момента нашего первого знакомства мы с подружкой, как обычно, позвонили ему спросить билетик, но нам ответил женский голос: «Он здесь больше не живет. Звоните туда-то». Мы созвонились, Антонио дал свой новый адрес. Там оказалась большая коммуналка, где в его комнатке поместились лишь пианино и тахта.
      Тогда он впервые рассказал о своей личной жизни. Он был раздавлен и ему, наверное, хотелось с кем-нибудь поделиться своим несчастьем. Прежде я никогда не видела его таким - у него как будто вырвали сердце. Он развелся с Евой, это актриса Нинель Мышкова, которую называли Евой. Видеть его таким раздавленным было ужасно больно. Почему он - известный человек - оказался в такой жуткой коммуналке, мы не спрашивали. Неловко. Он сказал, что вложил деньги в строительство кооператива.

      А еще Лидия Дмитриевна предоставила нам свои семейные фотографии и фото самого Антонио Спадавеккиа. До сих пор в интернете имелись лишь пара размытых фотографий Спадавеккиа, на которых ему много лет. Теперь мы можем увидеть его лицо, и также семейные снимки. Сохранилось единственное фото, где он с отцом. И единственное фото, на котором его мачеха. Всё публикуется впервые.

Малоизвестные факты из жизни Антонио Спадавеккиа:

      Его дед вместе с Гарибальди боролся за освобождение родины, но вынужден был бежать из Италии. Поселился в Керчи, где обзавелся семьей. Его сын Эммануэль стал морским капитаном. Антонио родился на корабле, неподалеку от Одессы, но в его паспорте местом рождения была указана Одесса. Мама Антонио пианистка.
      После рождения семья Антонио поселились в Баку. Там они застали погромы, когда турки вырезали армян. Поскольку семью Спадавеккиа не трогали, они были итальянцы, то они стали спасать армян, прятать их в подвале. Помимо опасности, что их всех раскроют и убьют, люди страдали от голода. В доме из еды имелась лишь бочка черной икры. Долгое время и спасенные и спасатели питались лишь икрой. С тех пор Антонио никогда не ел черную икру.

ЖИЗНЬ СРЕДИ МУЗЫКИ

      - Мы с Антонио случайно столкнулись спустя несколько лет. Я закончила Плехановку, работала в Госарбитраже Совета министров. Вдруг он заглядывает в мое окошко - принес какую-то бумагу. Мы оба обрадовались встрече. Он пригласил меня обедать в «Арагви», потом позвал в гости - хотел показать свой кооператив в доме композиторов. Правда, там у него только одна комната была - они купили одну квартиру на двоих с композитором Володей Рубиным, потому что им обоим не хватило средств на отдельное жилье. Но дом был хороший и дорогой по тем временам - большая кухня с мусоропроводом прямо на кухне, и много других непривычных для тех лет удобств.
      С тех пор мы стали встречаться чаще. Мне уже исполнилось 23, сверстницы мои повыходили замуж, у кого-то и дети были. Я тоже думала о семье. Антонио я знала давно, мне с ним было легко, у нас были общие духовные интересы. Он веселый, театрал, интеллектуал, юморист. Было совершенно незаметно, что ему уже 49 лет. Так что, когда он сделал мне предложение, я согласилась. Он сразу поехал к моей маме официально просить моей руки. Мама, конечно, упала в обморок. Правда, мне потом сказала: «Делай, как знаешь».
      Свадьба у нас была скромной, жить мы стали в его комнате. С Володей жили дружно, конфликтов не было. Да и вообще в те времена дружно жили все - постоянно заходили друг к другу в гости, вместе отмечали праздники. Хотя бывали всякие моменты – и вообще - если про композиторский дом рассказывать - можно снять сериал. То там ругались, что кто-то у кого-то украл музыку - подслушал, мол, открыв на кухне мусоропровод! То вдруг нас стали атаковать стаи моли. Она залетала с улицы черным роем, стоило открыть летом окно. Стали искать причины и выяснили, что строители, обещавшие сделать в доме звукоизоляцию из пробки, заменили ее войлоком. Моль в нашей звукоизоляции прижилась как родная…
      Мне рассказывали соседи, как еще на этапе строительства, они поругались между собой из-за биде. Их в каждой квартире заложили в план, потом жилье подорожало, одни согласились с ценой, другие кричали: «И зачем нам эти биде?!» Именно после того собрания Никита Богословский произнес знаменитую фразу, ушедшую в народ: «Друзья познаются в биде».
      В нашем доме жили Шостакович, Хачатурян, Ростропович, Свиридов, с нами на площадке проживала Людмила Лядова, я у нее даже покупала платья…

***

      - Потом мы переехали в собственную квартиру, в новый дом композиторов на Студенческую. Нашим соседом по площадке был Евгений Светланов. Помню, как он женился на знаменитой оперной певице Ларисе Авдеевой, и она переехала к нему с младенцем от своего предыдущего мужчины. Прожили они три года. А однажды, когда мальчик гулял с няней по двору, к дому подъехала машина. Из нее вышли люди, затолкали в машину няню с малышом и увезли. Весь дом стоял на ушах -ребенка похитили! Авдеевой вызвали скорую, у нее было слабое сердце. Но вскоре няня позвонила, сообщила, что мальчика забрал родной отец и отдавать его не намерен.
      В возвращении ребенка назад принимал участие весь дом, в том числе и Антонио Спадавеккиа. Придумали план. Позвонили отцу и попросили привезти мальчика в больницу - сказали, что Авдеева умирает, состояние крайне тяжелое, хочет проститься с сыном. Он долго отказывал, но потом все же дал согласие. Ребенка привезли с охраной. Врачи охрану не пустили в реанимацию, они ждали у входа. Авдееву на каталке вместе с ребенком вывезли через запасной выход. К дому ее привезли на скорой, все жильцы охраняли подъезд, чтобы никто не прорвался.

      У нее сохранилось одно фото, сделанное у дома композитора на Студенческой. На нем (слева направо) – сам Спадавеккиа, Лидия, жена Слонова и Слонов Юрий Михайлович, композитор-песенник, писал песни на морские темы.

     Другие семейные фотографии.

***

      …С работы Лидии Дмитриевне пришлось уйти. Муж мог по ночам музыку сочинять – а с утра могли нагрянуть музыканты или артисты из какого-нибудь города, где ставилась его опера. Или он утром убегал в театр на репетицию, а в доме трезвонил телефон: либреттисты, режиссеры - всем что-то требовалось. Она как секретарь, знала обо всех его делах мужа, могла за него дать интервью журналистам.
      Командировки у него были долгие, музыкальные спектакли ставились не один месяц. Иногда ставили сразу в двух-трех-четырех городах – он только и занимался перелетами. Она любила ездить вместе с ним. Говорит, с ним было очень хорошо. Всегда интересно, весело.
      На премьере надо было быть обязательно в каждом городе. А после премьеры композитор всем артистам, включая оркестр, должен был устроить банкет. Она только за голову хваталась от таких трат. До сих пор вспоминает банкет в Перми (Пермь в советское время была самым передовым городом в плане музыкальных спектаклей). Там весь театр перебрал с алкоголем. Музыканты устроили драку, кому-то порезали ухо. На другой день в оркестровой яме многие сидели в бинтах. Есть рабочие снимки того времени.

      Это перед премьерой оперы «Овод» в Новосибирске в театре оперы и балета. На снимке стоят - режиссер спектакля Эмиль Пасынков, засл. деятель искусств РСФСР. Хормейстер (имя не читается) и художник Севастьянов В.И., засл. деятель искусств РСФСР. Сидят А.Спадавеккиа и Бухбиндер М.А., советский дирижёр, Народный артист РСФСР.

      Опера «Овод» ставилась по всей стране, а потом почти по всему миру.

ИНОСТРАНЕЦ В РОССИИ

      - Работал Антонио очень много. Ему трудно пришлось в жизни, у нас в стране к иностранцам относились напряженно - хотя какой он иностранец, и заграницей-то ни разу не был. Когда началась война, его не взяли на фронт - решили, что итальянца пускать нельзя - отправили в Элисту. Отец его остался в Москве, умер от истощения и похоронен на Новодевичьем. Антонио тогда не мог ничем ему помочь. Только один снимок и остался, где они с отцом сняты вместе. До конца жизни он содержал свою мачеху, которая так и жила в Абрамцево. Мы гостили у нее каждое лето, Антонио брал пианино напрокат и работал там. За границу его долго не выпускали, а он так мечтал увидеть Италию! Изучал итальянское искусство. Дружил с известным итальянским коммунистом и писателем Джованни Джерманетто. Дружба эта вышла Антонио боком, хотя он был членом партии, вел какие-то бесконечные общественные дела.

      Лидия Дмитриевна до сих пор чувствует вину из-за того, что ушла от мужа спустя семь лет брака. Но годы шли, ей уже хотелось ребенка. Антонио, конечно, мог многое, но в его жизни была одна боль, с которой он не мог справиться. Ни одна из его жен не родила ему ребенка, а он обожал детей. Даже сказал Лидии: «Если хочешь, роди от кого-нибудь. Воспитаем». Но она была человеком советского воспитания, не могла представить себе, как такое возможно при живом муже. Их отношения шли к разладу. Появилась новая беда -Лидия Дмитриевна сильно заболела. Антонио вырваться из командировки не смог. Зато приехал из Риги ее поклонник, отвез ее в больницу на операцию. Потом приехал, чтобы забрать из больницы и отвезти домой. Забрасывал ее письмами. В итоге она и уехала с ним в Ригу. Все-таки она привлекательная женщина, мужчины ее добивались, оставлять ее надолго, конечно, было нельзя.

      Однако Антонио остался другом. Он сказал, что не знает, что там за человек, поэтому отдает ей комнату в своей квартире, чтобы она не осталась без жилья. Они еще долго переписывались, пока новая супруга Спадавеккиа не обнаружила переписку и не запретила ее.

      - Не знаю даже, откуда она взялась, - Лидия Дмитриевна вздыхает. – Кажется, его друзья познакомили, чтобы не тосковал. Была там любовь или нет – я не знаю. Жена ему была необходима, иначе заграницу не выпустят, а он мечтал увидеть мир. Первый раз его выпустили только в Китай, он даже там сфотографировался с китайскими детьми. Так всё нравилось.

      - Да к тому же будучи холостяком, он мог бы претендовать только на комнату в коммуналке. Правила такие были. Больше я его не видела. Жили в разных городах, переписку нам запретили, у меня ребенок появился, на работу снова вышла - жизнь взяла свое.

      Лидия Дмитриевна прожила в Риге 20 лет, вырастила сына, переехала снова в Москву. Позже развелась с мужем, а в 1997 году сын пропал без вести - так его и не нашли. Но осталась внучка.
      Осталось еще и желание привести в порядок могилу Антонио и повесить на дом, где он жил, мемориальную доску. Она уже ездила в его бывший дом.Там нашлись соседи, которые хорошо помнят его, многие его любили. Люди согласны собрать подписи для установки доски.
      С заброшенным захоронением всё сложнее. По действующему законодательству дать разрешение на установку памятника может только ответственный за захоронение, в данном случае – его законная вдова, не удосужившаяся за 27 лет найти времени и средств на установку достойного памятника своему мужу. Но по каким-то причинам давать разрешение она не спешит.

      НП «Общество некрополистов» следит за сложившейся ситуацией и не теряет надежду получить все необходимые разрешения для приведения захоронения композитора в должный вид.

      Если Вам небезразлично сохранение памяти о людях, оставивших след в истории и культуре, Вы можете оказать помощь:

      http://www.necropolsociety.ru/onas-7.html - перевод с пометкой «Спадавеккиа».


Елена Черданцева     
4 апреля 2016 г.     

/Для СМИ/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.
          Дизайн и разработка – Двамал, Денис Шабалин