Семён Петрович Писарев: отличнейший знаток истории и археологии Смоленского края

      Когда-то советский поэт Сергей Михалков написал, что «человеческую память забетонировать и истребить нельзя». Отчасти могу с ним согласиться, но при большом желании и память можно растерять.
      «Отличнейший знаток истории и археологии Смоленского края». Именно такими словами смоленский историк Василий Иванович Грачёв охарактеризовал своего коллегу, учителя и друга Семёна Петровича Писарева. Сейчас в Смоленске имя Семёна Петровича известно крайне мало, его помнят разве что узкий круг историков и краеведов. Подавляющему же большинству смолян это имя не говорит ровным счётом ничего, но это и не странно, ведь его именем не названы улицы, в городе нет ему памятника, как нет скромной мемориальной доски, которая могла бы сообщить людям о Семёне Петровиче и его вкладе в историю Смоленска. Да что уж говорить, даже могилы Писарева до наших дней не сохранилось… Несколько слов о том, кто же такой Семён Петрович Писарев.

      Он родился 12 сентября (31 августа по старому стилю) 1846 года в Нижнем Новгороде в семье дьякона. Первоначальное образование получил в Нижегородском духовном училище и духовной семинарии, а затем продолжил учёбу в Казани и Москве. После окончания Московского университета с 1875 года преподавал русский язык и словесность в Смоленской мужской гимназии, где прослужил до 1900 года.
      Переехав в Смоленск, он всей душой полюбил этот город и его историю. Семён Петрович постепенно стал большим специалистом в области истории и археологии Смоленщины. Он расспрашивал старожилов, исследовал смоленские развалины и урочища, собирал старинные вещи, рукописи и книги, писал исторические заметки в местной газете. В 1887 году, став гласным городской Думы, Семён Петрович подал мысль об устройстве в городе историко-археологического музея. Эта идея была поддержана городским головою Александром Платоновичем Энгельгардтом, и 28 июня 1888 году музей был открыт в здании Думы. В основу собрания была положена коллекция, собранная Писаревым, а сам Семён Петрович стал его заведующим и оставался в этой должности до самой своей смерти. В 1893 году Смоленская городская Дума признала Писарева основателем городского историко-археологического музея.
      Писарев оставил немало сочинений и исторических исследований. Так в 1894 году вышел его капитальный труд «Княжеская местность и храм князей города Смоленска», спустя четыре года, в 1898 году, «Памятная книга города Смоленска. Историко-современный очерк, указатель и путеводитель». Его исторические статьи публиковались в большом количестве в местной прессе.
      В год открытия музея, Семён Петрович также был избран старостой Свирской церкви (Архангела Михаила). Благодаря его трудам и заботам храм и приход в целом преобразились. Он произвёл ремонт тёплого придела, а в главном храме очистил от пыли и грязи стены, промыл иконы, устроил киоты для чтимых икон и приобрёл образ святого князя Фёдора Ростиславича, снаружи исправил штукатурку и окрасил стены храма, привёл в безопасное состояние колокольню, построил каменный дом для причта и церковно-приходской школы.

      Заняв в 1900 году должность инспектора народных училищ, Писарев по состоянию здоровья отказался от должности гласного городской Думы и от должности старосты Свирской церкви.
      8 апреля (26 марта) 1904 года Семён Петрович скоропостижно скончался. На третий день его при большом стечении людей похоронили на Свирском кладбище, в нескольких шагах от главного входа в храм.

      Когда Писарев стал церковным старостой, то первое на что он обратил внимание – это кладбище при церкви. Он пригласил родственников погребённых привести могилы в надлежащую исправность, огородил внешнее кладбище сначала деревянной, а затем каменной оградой и соединил его со старым главным кладбищем, украсил кладбище посадкою деревьев, устроил дорожки. Его можно смело считать одним из смоленских некрополистов, так стараниями Писарева гробница строителя храма князя Давыда Ростиславича, находившаяся до этого в южном приделе храма, была очищена от грязи, внесена в главный храм и поставлена у стены на видное место. Семён Петрович доказал, что гробница эта принадлежала именно строителю храма, о чём указал в подробном описании, размещённом здесь же в особой рамке при гробе.
      Жизнь и история – штуки коварные. Так получилось, что могила Писарева, столько сделавшего для сохранения Свирского кладбища, была утеряна и до наших дней не сохранилась. Собственно, не сохранилось и само кладбище. Смоленск в ХХ веке испытал на себе много всего: и революции, последовавшие вереницей вскоре после смерти Писарева, и Великая Отечественная война, и быстрый бег времени сравняли с землёй всё. Осталась только память, да и в ней всё чаще стали образовываться провалы.
      В годы войны около церкви были похоронены санинструктор Любовь Новосёлова и неизвестный солдат, погибшие при освобождении Отечества. А уже в XXI веке здесь был похоронен Михаил Каденков, настоятель церкви Архангела Михаила.

      О том, что здесь, около Свирской церкви похоронен Семён Петрович Писарев, в городе знали в буквальном смысле единицы.
      Этот год был юбилейным, ведь именно в 2016 году исполнилось 170 лет со дня его рождения. У меня уже давно зрела идея каким-нибудь образом увековечить имя Семёна Петровича Писарева установкой хотя бы мемориальной доски на здании Смоленского музея заповедника. С октября 2014 года я её вынашивал и старался найти единомышленников. Однако, как это зачастую бывает: одни не хотели этим заниматься из-за отсутствия денег, другие не хотели заниматься из-за «смоленской волокиты», третьи же не хотели этим заниматься потому, что… просто не хотели.
      Неоднократно я общался и с Департаментом Смоленской области по культуре, и со Смоленским областным краеведческим обществом по поводу установки доски. Долго мы решали, где доску можно было бы повесить: на здании, где сейчас располагается исторический музей или на здании, где этот музей располагался в конце XIX века, снаружи или внутри. В любом случае, это памятники культуры и требуют согласия всех заинтересованных сторон (которых, ох как много). И вот случилось неожиданное. В апреле, обратившись по личному вопросу к руководителю ритуального центра «Свеча» Денису Яновскому, он предложил организовать какое-нибудь мероприятие на безвозмездной основе. Грех было упускать такой шанс, и в течение 10 минут я уже обговорил с заместителем председателя Смоленского краеведческого общества Надеждой Деверилиной возможность установки кенотафа около церкви Архангела Михаила.
      С этого момента началось всё самое интересное. Сначала обсуждали макет, ездили на место, снова обсуждали макет, снова выезжали на место, потом опять, опять и опять. Никогда не подумал бы, что Смоленская епархия может творить такие препоны в отношении, казалось бы, благого дела, в отношении сохранения памяти человека, столько сделавшего для прихода. Только на согласование места установки памятника мы выезжали раз пять или шесть, звучали и претензии в том, что «памятник скромный, надо бы побольше, но инициатива не наша, поэтому вкладывать деньги не будем».
      Несмотря на все перипетии, к началу сентября памятник был установлен. Денис, помимо того, что изготовил и установил памятник, также облагородил небольшую площадку вокруг. Получилось, на мой взгляд, замечательно. Скромно, но со вкусом, и не нужно огромных гранитных плит и стел, чтобы память сохранить. Дело оставалось за малым – нужно было открыть, но открыть торжественно, чтобы имя Писарева вновь прозвучало в Смоленске. Прошла юбилейная дата, причём так, что даже никто не вспомнил об историке. Наконец, дата открытия и освящения памятника была определена на 27 октября – самая хорошая дата, время дождей и холодов. Но только в этот день в мероприятии мог принять участие митрополит Смоленский и Рославльский Исидор.

      Наступило 27 октября 2016 года. Зря я боялся дождей, никакого дождя. Всего лишь за день до этого в Смоленске выпал снег, парализовавший город. Казалось бы всё, «кина не будет», тем более периодически поступали тревожные звонки о возможном переносе времени или даты открытия. Но, благодаря усилиям Надежды Владимировны Деверилиной, всё свершилось в назначенный час.

      В присутствии представителей епархии, смоленских краеведов (которых хотелось бы видеть в несколько большем количестве), студентов-историков, учащихся педагогического лицея и просто неравнодушных смолян, митрополитом Смоленским и Рославльским Исидором и начальником Департамента Смоленской области по культуре и туризму Егором Николаевичем Филимоновым полотно с кенотафа было снято.

      Затем владыкой были совершены заупокойная лития и чин освящения памятника.

      По окончании к обелиску были возложены цветы.

      Завершить хотелось бы словами руководителя регионального департамента культуры Егора Филимонова, сказавшего, что «восстановив памятник основателю историко-археологического музея, смоляне восстановили страницу истории своего края». Так хочется, чтобы таких восстановленных страниц было как можно больше.


Алексей Мошков     
октябрь 2016 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.
          Дизайн и разработка – Двамал,