Общество Некрополистов. Отчет о поездке на Улыбышевское кладбище под Владимиром

Отчет о поездке на Улыбышевское кладбище под Владимиром
     В конце апреля мне, наконец-то, удалось посетить Улыбышевское кладбище, что под Владимиром (или же, все-таки, "во Владимире"? – об этом несколько ниже). "Наконец-то" - потому что, хотя я и довольно часто бываю в этом древнем русском городе, все никак не удавалось выбрать время, чтобы отдалиться от центра города на каких-нибудь полтора десятка километров. На этот раз пару-тройку часов я выкроил, но, поскольку посещение кладбища пришлось на первую половину дня, фотографировать пришлось против солнца, и почти все фотоснимки надгробных памятников получились как бы "контражурными".
     Если говорить о точном названии этого кладбища, равно как о и его местоположении, то трудно остановиться на каком-либо одном варианте, поскольку неясно, какой из них – правильный. На вполне официальных сайтах с равной частотой встречаются варианты "Улыбышевское кладбище" и "кладбище "Улыбышево". С осени 2008 года (когда здесь хоронили выдающегося лыжника Алексея Прокуророва) вдруг откуда-то всплыло еще одно название этого кладбища – "Высоково". Забегая вперед, скажу, что на самом кладбище меня, вроде бы, уверили в том, что "Высоково" - это неофициальное название, бытующее в среде некоторых местных жителей (по имени одной из деревень, находящихся по соседству). А уже возвратившись домой, я с изумлением прочел на каком-то сайте, что официально оно называется как раз-таки "Высоково", а вот Улыбышево - это, мол, от лукавого... В общем, как часто бывает: чем больше информации, тем больше вопросов.
     Точно так же дело обстоит с понятиями "во Владимире" и "под Владимиром". Кладбище, как можно убедиться, находится явно не "во Владимире". Но это – с географической точки зрения. Если же рассматривать ситуацию в политико-административном аспекте, Владимир специально для захоронений арендует земли на территории соседнего Судогодского района. И потому выражение "Улыбышевское кладбище во Владимире" также является по-своему корректным. Это как Зеленоград – под Москвой, но, в то же время, и часть Москвы.
     ...Пора уж переходить от терминологической и административной казуистики к путешествию на само кладбище. Тем более, что путь туда – удивительно красив. Прямо из центра города в сторону обоих владимирских кладбищ (Байгушинское находится в том же направлении, но раза в два ближе Улыбышевского) ходит автобус. Он пересекает мост через широкую и полноводную (не в пример подмосковной!) Клязьму и следует перпендикулярно живописной клязьминской долине, постепенно поднимаясь в гору. Это - знаменитая Муромская дорога. Отдельные композиции из некогда воспетых трех сосен встречаются тут повсеместно, и правильнее было бы сказать, что дорога пролегает по прекрасному сосновому бору. Затем автобус делает поворот направо. Топоним "Улыбышево" встречается здесь несколько раз. Сначала под этим названием перед вами предстанет садовое товарищество. После него – кладбище, а затем, еще через пару километров - деревня Улыбышево. Но, чтобы посетить кладбище, до деревни доезжать не надо. Надо выйти на одной из так называемых "кладбищенских" остановок вдоль трассы. Всего таковых – четыре, поскольку кладбище оказывается весьма немалым по размерам - почти два километра вдоль дороги. Понятно, что оно смотрелось бы не менее солидным, если бы даже находилось не в окрестностях относительно небольшого Владимира, а в любом городе-миллионере.
     В районе первой остановки - слева, за еще не распустившимися деревьями - промелькнула золотая луковица кладбищенского храма. Я решил выйти на второй остановке, поскольку, как подсказали мне местные жители, это и есть центральная часть кладбища. Но поначалу я этого не почувствовал. Обычные аккуратные квадраты участков с ни чем особо не выделяющимися памятниками. Ближе ко входу, правда, сконцентрированы могилы военных, среди которых даже оказался генерал (как потом выяснилось из Интернета, скорее всего, этот "генерал" - умалатовского "розлива"). Несколько неожиданными здесь для меня стали захоронения офицеров – ветеранов космодрома Байконур. Вероятно, они – родом с Владимирщины и были похоронены на родной земле, недалеко друг от друга.
     Та часть кладбища, на которой я оказался, по всей видимости, представляла собой до начала захоронений (1970-е годы) безлесный участок. Конечно, и здесь мог когда-то быть сосновый бор, но вероятность того, что его бесследно вырубили специально для размещения могил, представляется почти ничтожной. Тем более, что прямо по курсу, в небольшом отдалении, я увидел участок леса из солидных сосновых деревьев с березовым подростом, где также находятся захоронения. Пройдя примерно 2-3 квартала вглубь кладбища, я стал размышлять, куда пойти дальше. Я еще не знал о том, на какое расстояние территория распространяется в правую сторону (куда я не доехал на автобусе), а вот масштабы той части, что простиралась слева (как раз там, откуда я ехал), мне были понятны. Тем более, присутствие храма, всегда организующего вокруг себя какую-то упорядоченность и парадность, окончательно повлияло на мой выбор. И я свернул влево.
     На этот раз я шел между участками, где одни памятники (справа) были повернуты ко мне фасадными плоскостями, другие (слева) – тыльными. Поскольку подавляющее большинство памятников здесь выполнено из керамзитобетона (то же самое можно видеть на Байгушинском некрополе и на многих сельских погостах вокруг Владимира), их тыльные стороны – (или, по-другому, "задники" - это вовсе не сленг, а вполне официально применяемый в архитектуре термин) представляют собой весьма печальное зрелище, граничащее с какой-то безысходностью. Да и фасадные плоскости таких памятников на участках, где нет захоронений особо известных людей, не отличаются разнообразием, а, напротив, вносят некоторую монотонность в кладбищенский ландшафт. Оживление вносят либо отдельные надгробия, окрашенные в яркий контрастный цвет (синий, зеленый), либо многочисленные композиции из красных и оранжевых букетов, венков и гирлянд (мое путешествие состоялось через несколько дней после празднования православными христианами Пасхи).
     Одно из преимуществ Улыбышевского кладбища перед многими другими – это то, что оно находится на песчаной почве, где наиболее уютно чувствуют себя деревья хвойных пород. Здесь нет одиозной склизкой глины, и потому даже к совсем свежим захоронениям (даты смерти людей указаны на временных металлических табличках) можно подойти вплотную, не рискуя оказаться в непросыхающей луже или наступить в жидкую грязь.
     А вот недостатком на этом кладбище является какое-то пренебрежительное отношение к стационарным табличкам, указывающим номера участков. Где-то они стоят, а где-то – лежат. На одних табличках номер читается хорошо, а на других – закрашен свежей краской (а зачем тогда его вообще обозначали?). А на некоторых – указан так, что не поймешь, какой вообще это номер – "20", "26" или "28". На мой вопрос, который я задал одному из кладбищенских работников – о том, почему таблички-указатели в таком состоянии, и, главное, как определить номер участка, - последовал ответ, достойный внимания Задорнова: "А у нас (?) и так все (?!) всё (??!!) знают!"...
     И снова – о приятном! Бросается в глаза, что почти на каждом здешнем участке можно увидеть хотя бы один бюст. Это совсем не означает, что они стоят они над могилами каких-то широко известных людей. Во Владимире испокон веков было немало хороших скульпторов и художников. К тому же, из-за относительно небольшой численности населения, практически все горожане знают друг друга, поэтому и творчество местных деятелей искусства постоянно оказывается востребованным – пусть и в таком особом жанре, каким является мемориальная скульптура.

Улыбышевское кладбище, мемориальная скульптура, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

     Тем временем, я дошел до перпендикулярной дорожки, отличающейся от всех прочих даже не шириной, а тем, что слева, на некотором расстоянии, по оси своей, она снабжена рядом высоких столбов с установленными на них светильниками по городскому образцу. Я повернул налево (т.е., в сторону шоссе, по которому я ехал на автобусе), солнце стало светить мне в спину и, одновременно, освещать "задники" памятников. Кстати, на некоторых из этих тыльных плоскостей также содержится информация о покойном, что облегчает поиски гипотетическому посетителю. Например, на лицевом, западном фасаде надгробия Героя Советского Союза В.И.Костина размещены: портрет, факсимиле, эпитафия и изображение Золотой Звезды, закомпонованное в Георгиевскую ленту. В то же время основные сведения о человеке – фамилия, имя, отчество, годы жизни и краткий текст, информирующий о главной в его жизни заслуге – находятся как раз на тыльной стороне памятника, обращенной к востоку.

Улыбышевское кладбище, могила В.И.Костина, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

Улыбышевское кладбище, могила В.И.Костина, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

     Рядом с В.И.Костиным я увидел могилы других Героев Советского Союза, Героев Социалистического Труда, заслуженных врачей, заслуженных учителей, заслуженных строителей, мастеров спорта и заслуженных тренеров, Почетных граждан города Владимира. Этот престижный участок имеет номер 24, но он является лишь "прелюдией" к Аллее Славы – в случае, если двигаться по тому маршруту, который избрал я.
     Аллея Славы – это две относительно узкие полосы, расположенные вдоль расширенной дорожки с теми самыми городскими светильниками, которые я видел издали. Здесь также похоронены многие знаменитые владимирцы – преимущественно те, что ушли из жизни в течение последнего десятилетия. На пересечении с перпендикулярной дорожкой на тыльную плоскость одного из памятников вынесен несколько романтизированный, для нашего времени редкий по форме текст: "Здесь покоится последний председатель Горисполкома Советской эпохи". Это надгробие А.В.Кузина. Несколько поодаль – могила младшего лейтенанта авиации Г.Н.Максимова, геройски погибшего и первоначально похороненного под Ленинградом, а в мае 2008 года торжественно перезахороненного в родную землю.

Улыбышевское кладбище, надгробие А.В.Кузина фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

Улыбышевское кладбище, могила Г.Н.Максимова, фото Сергея Мержанова 25.4.09 г.

     В тот день на кладбище было достаточно много людей. Владимирцы, с которыми я ехал в Улыбышево, поведали мне, что в это время года даже в будни "кладбищенские" автобусные маршруты заполнены до отказа. И это не только в "классическую десятидневку" - от Пасхи до Радуницы - но и все оставшиеся дни апреля и практически весь май. На самом кладбище, в основе своей, люди прибирались на могилах родственников. Однако были и небольшие группки "экскурсантов", передвигающиеся туда-обратно преимущественно в районе Аллеи Славы и других престижных захоронений. Больше всего людей группировалось, конечно же, у относительно свежей могилы А.А.Прокуророва – Олимпийского чемпиона и чемпиона мира по лыжным гонкам, Почетного гражданина г.Владимира, нелепо погибшего в октябре прошлого года. Капитального памятника здесь, разумеется, пока что нет. Также нет памятников и на расположенных по соседству могилах других знаменитых жителей Владимира, умерших в последние год-полтора. В целом же, на Аллее Славы, на северном ее фланге, есть еще немало свободных участков для захоронений.

Улыбышевское кладбище, могила А.А.Прокуророва, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

     От Аллеи Славы я повернул налево – на восток, в сторону кладбищенского храма. То и дело мне попадались надгробия с необычными эпитафиями, с рисунками-эмблемами и рисунками-символами. Паровозы, шахматные доски, линии ЛЭП, башенные краны, различные архитектурные сооружения, среди которых наиболее почетное место занимают (что неудивительно) всемирно известные владимирские святыни – Успенский и Дмитриевский соборы, Золотые Ворота, храм Покрова-на-Нерли. При этом совсем не обязательно, что люди, похороненные в этих могилах, были Героями, крупными руководителями или заслуженными деятелями.

Улыбышевское кладбище, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

Улыбышевское кладбище, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

Улыбышевское кладбище, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

Улыбышевское кладбище, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

     Тем временем я вышел к храму, стоящему, как выяснилось, на восточной (точнее, северо-восточной) оконечности кладбища. Храм освящен в 2005 году во имя Всех Святых. Он построен в современных формах с использованием цитат из арсенала древнерусской архитектуры. Особо престижных захоронений в его ближайших окрестностях я, к своему удивлению, не обнаружил.

Улыбышевское кладбище, Храм во имя Всех Святых, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

     В тот день еще мне хотелось дойти до могилы актера Алексея Фомкина. А также отыскать – по известным приметам – захоронения еще двух известных людей, но... Времени уже почти не оставалось, да и передвигался я по кладбищу довольно-таки медленно – тяжелая неделя с разъездами-переездами и постоянной напряженной работой давала о себе знать. Посему я и решил приостановить свои натурные обследования, понимая, что даже для приблизительного изучения всей территории этого огромного кладбища нужна пара-тройка полных дней. Думаю, что после ознакомления с этим небольшим отчетом и члены нашего Общества, и те, кто серьезно интересуется некрополистикой, будут иметь хотя бы начальное представление об Улыбышевском кладбище и захотят когда-нибудь посетить его "вживую".


Сергей Мержанов     


Еще две фотографии

Улыбышевское кладбище, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

п.Радужный, поле, фото Сергея Мержанова, 25.4.09 г.

/Все отчеты/

/Кладбища России/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.

elDepth))+";u"+escape(document.URL)+";"+Math.random();