Общество Некрополистов. Отчет о похоронах спортивного комментатора Владимира Маслаченко

Отчёт о похоронах спортивного комментатора Владимира Маслаченко
     18 ноября 2010 года информационные ленты запестрели заголовками о том, что в одну из московских больниц с предварительным диагнозом "острый гипертонический криз" госпитализирован один из лучших вратарей СССР конца 50-х - начала 60-х годов, а до последних дней и один из лучших спортивных комментаторов страны Владимир Никитович Маслаченко. Чуть позже врачи диагностировали у него инсульт...
     Обладатель Кубка Европы в 1960-м, лучший вратарь страны по версии журнала "Огонек" в 1961-м, чемпион СССР в 1962-м, трехкратный обладатель Кубка СССР, владелец множества наград, титулов и званий. Едва ли на территории бывшего Советского Союза найдется человек (коему небезразличен спорт), не знакомый с неповторимым голосом Владимира Никитовича, лейся он из радиоприемника или с телеэкрана.
     "Здравствуйте, товарищи! Сегодня мы вам расскажем только о победах Советских спортсменов!", - с присущей только ему улыбкой начинал он новости спорта. "Каждый раз, когда я выходил в эфир, хоть каждый день, для меня это был финальный матч на Кубок Советского Союза!", - признается Маслаченко. "Творил и вытворял (в эфире), за что меня удаляли из программы "Время" на какой-то период, но потом возвращали, предупреждали...", - откровенничает Владимир Никитович.
     О перлах Маслаченко в эфире можно книгу написать. Однако, полагаю, что все его эмоции были связаны с тем, что, будучи у микрофона, он жил игрой, он был на поле, был капитаном, главным тренером, батькой-наставником, тактиком, стратегом, болельщиком...
     И вот, в день 90-летнего юбилея Великого Бескова, у меня закралось ощущение, что я могу никогда больше не услышать его голос в эфире... 74 года, тяжелый инсульт... Была надежда, что выкарабкается, победит и каждый день, слушая новости, ловил себя на мысли, что отсутствие плохих вестей – это уже хорошо. Не вышло... Ровно через 10 дней, 28 ноября 2010 года, в день последнего футбольного тура последнего чемпионата, который проводился также 74 года по системе "весна-осень", Владимира Никитовича Маслаченко не стало...
     Что-то оборвалось внутри, что-то ушло, безвозвратно... Осознание этого придет немного позже, когда действительно почувствуешь его – Маслаченко – нехватку...
     Посчитал своим долгом проводить Великого комментатора, любимого мною с детства, в последний путь. На панихиду не попал, ибо рабочий день никто не отменял. Отпросился на пару часов с обеда (как позже выяснится – уехал до конца рабочего дня, о чем ни капли не жалею) и поехал на Ваганьковское кладбище. Погода была что-то с чем-то – относительно теплые ноябрьские деньки в миг сменились обжигающим, почти 20-градусным, морозом. Сразу вспомнил похороны Юрия Александровича Севидова в феврале 2010-го, на которых мне тоже довелось присутствовать: холод, метель, снег, сугробы непролазные...
     К чести работников Ваганьковского кладбища стоит отметить тот факт, что в день похорон ремонтные работы по укладке нового асфальта, тротуарной плитки и общее благоустройство были практически завершены.
     Панихида и отпевание, проходившие в телецентре "Останкино", должны были закончиться в 13-30. Затем планировалось, что траурный кортеж направится к месту последнего пристанища Владимира Никитовича. Приехав на кладбище около 14 часов, купил 10 роз (по 5 красных и белых – спартаковец все-таки!) и потихоньку пошел по Цетральной аллее в направлении могилы еще одного небезызвестного комментатора Евгения Майорова. Заранее было известно, что Маслаченко должны похоронить между ним и Валентином Бубукиным.

На могиле последнего недавно закончили установку памятника.
     Время шло, но ничто не говорило о том, что в ближайшее время здесь будет церемония похорон. Сиротливо лежащие 2 красные гвозички на ельнике, прикрывавшем гору песка около приготовленной могилы, намекали на то, что кто-то не дождался...

     Прошло еще полчаса, прежде чем подъехал желтый фургон с надписью "Телевидение", тут же появились люди в форме, кинолог с собакой, начал подтягиваться народ с букетами цветов... Ждать и наблюдать за тем, как монтируется аппаратура, устанавливается свет, готовится постамент, прочесывается территория и прочее, прочее, прочее – мне пришлось еще около часа.
     И вот послышался пронзительный вой сирен, в рации одного из сотрудников прозвучало: "Едут. Встречаем". Зазвучал траурный оркестр, и гроб с телом Маслаченко в сопровождении родственников и тысячной людской толпы прибыл к месту упокоения.

     Первыми по традиции бросили горсть земли родственники, затем настал черед близких и друзей.

Зазвучал пронзительный лязг металлических лопат...

Венки от различных людей, коллективов, обществ и организаций, букеты и одиночные цветы легли на свежий холм.

Вот и все. Кто-то без тени сомнения достал приготовленные 100 грамм, кто-то просто молчал, кто-то плакал... Через 20 минут все разошлись, и лишь работающие телевизионные прожектора сиротливо пронизывали светом небольшой кусок огромного кладбища, окутанного нависшей темнотой.
     Царствие Вам Небесное, Владимир Никитович! Пусть Земля Вам будет пухом! Спасибо!

     P.S. Хотелось поблагодарить сотрудников Первого канала, которые беспрепятственно разрешили и помогли в какой-то степени снять мне церемонию похорон в непосредственной близости. Пришлось пойти, как говорил Владимир Никитович, на "маленькие футбольные хитрости"...


1 декабря 2010 г.     
Пашук     

/С похорон/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.