Общество Некрополистов. Отчёт о поездке на Хованское кладбище 18 июля 2011 г.

Отчёт о поездке на Хованское кладбище 18 июля 2011 г.
      18 июля 2011 года я поехал в одно из любимых для меня мест, где можно успокоиться, привести нервы в порядок, просто погулять и задуматься над смыслом жизни. С прошлого года в этом самом месте у меня появились ещё двое подопечных, за которых я в какой-то мере в ответе. Это актрисы Ольга Бган и Валентина Караваева-Чапмен… Как уже все догадались, рассказ, который можно назвать и отчётом, сегодня будет о поездке на Хованское кладбище. Целей было несколько. Прежде всего – навестить могилу моей первой учительницы, Буколовой Валентины Алексеевны – светлая ей память и Царствие Небесное! Всякий раз, разговаривая с ней, не представляю, кем бы был в этой жизни (и был бы?), если бы не она. Рассуждать о том, кто я сейчас? Пусть этим занимаются очевидцы. Знаю одно – за те уже 15 лет, что с нами нет нашей первой учительницы, лишь мой друг и одноклассник Алексей и я посещаем её могилу и совместными усилиями придали ей надлежащий вид. Больше никто из её учеников, коллег и родных не ходит на эту могилу!

      Вторая цель была необычна – не представляете, КАК хотелось найти место захоронения недавно ушедшего из жизни бывшего футболиста Спартака Михаила Русяева! Весь интернет пестрит сообщениями о том, что похоронен он именно на Хованском кладбище! Значит, надо разузнать поподробнее и найти! Первым, кого я схватил за жабры, был охранник. - Ну как аппарат, бегает? – спросил он меня в тот момент, когда я подъехал к конторе кладбища. - Ещё как! Просто молодчина! Совершеннолетний (18 лет), а ещё послужит мне. - У меня такой же, взял 3 года назад и не жалею… В последующие 10 минут разговор зашёл о достоинствах и недостатках автомобиля Ford Taurus. Чувствую, мужик в меня вцепился мёртвой хваткой, а у меня в голове крутится «Русяев… Русяев… Русяев…»
      В конторе пришлось попариться не только мне, но и сотрудницам этого заведения. Поиски продолжались без малого полчаса. За это время были пересмотрены неоднократно книги учёта по Центральной, Западной и Северной территориям за апрель месяц. Был просмотрен журнал по кремации за этот период. Увы… «Либо Вы фамилию, имя и отчество неправильно указываете, либо покойного неправильно в базу данных внесли (допустим, не та фамилия…), либо он похоронен не на нашем кладбище». Поиск информации закончился безрезультатно. Понурив голову, направился к выходу, как меня окликнули из окошка: «Молодой человек, подождите! Знаете, у нас же есть новая территория, там с прошлого года хоронят… Спросите у них, там своя база данных». Забрезжила надежда. Поблагодарив тружениц за бесплатный труд (с меня не взяли ни копейки, как я не пытался их отблагодарить), полетел к своим четырём колесам.
      Но и здесь меня ждало разочарование. Так называемая, блатная территория, располагающаяся между Центральным и Западным кладбищами (если идти или ехать от Центрального к Западному, то она будет слева по ходу движения, пропустить невозможно), только-только начала укомплектовываться. Охраннику известен каждый похороненный на этой территории.

      Умом понимал, что могилу Русяева вот так вот просто, не зная даже территории, мне не найти. А потому несильно расстроился и пошёл дальше. Именно пошёл, а не поехал, оставив машину у входа на Западную территорию. Вот они, все знакомые, которых уже знаешь едва ли не поимённо. Устроились уютно под зеленым ковром трав и кустарников, плит и цветников, среди большинства привычных и избитых «помним, любим, скорбим». И среди мне надо пройти и отыскать известных, а может и знаменитых… А может и не очень, но представляющих интерес для моих друзей-некрополистов. Но сначала – к первой учительнице.
      После неё я заглянул на соседний участок, где покоятся родители моей одноклассницы. Их я знал хорошо и тоже всегда стараюсь заглянуть к ним… Солнце палило нещадно, через час я пожалел о том, что оставил воду в машине. Раздался телефонный звонок, это был как раз Алексей, который едва заслышав, что я на Хованке, рванул ко мне из другого конца Москвы. За то время, что я ждал его, мне удалось найти могилы нескольких детишек для сайта Гостивших, заглянул к Валентине Ивановне Караваевой-Чапмен. Двамал мне на Пасху сказал, что на её могиле свежие цветы, значит, кто-то к ней ходит, и наш труд не напрасен!!! Это не могло не вызвать у меня улыбку и потрясающе переполняющие чувства! Так выглядит могила Валентины Ивановны сейчас.

      Далее мой путь был прост – куда глаза глядят. Несколько фамилий вызвали восторг, да простят меня эти люди за улыбку! Но как (???) буквально на соседних участках может попасться такое чудо?

      Встречались мне и разного рода военные личности.

      К этому времени подъехал Алексей. Мне пришлось вернуться ко входу, чтобы избавиться от лишней воды и купить новую. Пока топал, руки сами взялись за фотоаппарат и запечатлели несколько могил.

      Лёшка сразу взял с места в карьер, как говорится, и через несколько минут я услышал: «Иди скорей сюда, тебя это точно заинтересует!» Надпись на плите гласила, что здесь похоронен Алексей Петрович Данилов (1926-1998) и он не больше, ни меньше – оружейных дел мастер! Есть находка для Дениса Шабалина! Далее мы уже вместе прогулялись вдоль открытого колумбария. Моё внимание привлекли несколько симпатичных фамилий.

      Вечерело. Наш путь дальше лежал на Центральную территорию. Я обещал Двамалу сделать фото могилы девушки, которая погибла от ран через несколько дней после взрыва газа в жилом доме на Щербаковской улице в Москве 29 июля 1998 года. Примечательно в этой истории то, что на памятнике указано только имя и возраст. И лишь маленькая табличка говорила о том, что здесь похоронена Кучер Юлиана Сергеевна, скончавшаяся 3 или 4 августа 1998 года. Каково же было моё удивление, когда через 2 года после этой трагедии в один из дней мне позвонил Алексей и сказал: «Юлиана – эта та, что погибла при взрыве на Щербаковской. Помнишь?» Поначалу я опешил, мол, как ты узнал-то? «Собрался с помощью старой газеты печь на даче затопить, случайно нарвался на статью…» Что же это, если не чудо?!

      - Я, честно говоря, не до конца понимаю твоё увлечение, - сказал вдруг Лёха. – Ходить среди могил, кого-то высматривать. Не, понимаю, может тебе это и интересно, но вот это не моё, - подытожил друг. Глубоко вздохнув, коротко и лаконично ответил: - Вспомни, как нашел информацию про Юлиану? Меня в тот момент будто током ударило! Сфотографировать могилу пусть художника, пусть архитектора, пусть спортсмена и попытаться найти о нём информацию – это же интересно! Это МНЕ интересно!!! Действительно интересно!!! С этими словами я предложил ему пройтись немного, быть может, попадётся нам кто-нибудь. Он согласился, и мы окунулись в исследование участка.
      На тот момент я был голоден до своих сегодняшних находок, ибо в активе - несколько эпитафий, пара могил младенцев, оружейных дел мастер, несколько военных, да горстка звучных фамилий. И всё! Пробыть на кладбище 5 часов и уйти практически ни с чем – в былые годы и внимания бы не обратил на это, но только не теперь. И кладбище словно услышало меня! По мере изучения участков начали появляться интересные надгробия, заслуживающие внимания. Первой стала девушка Катя Шлоссер, по всей видимости, немка. Надпись на плите едва заметна и различима. Может кто-то сможет перевести текст и узнать о ней больше. Мне под силу лишь отдельные фразы.

      «Du warst so gut und starbst so fruh
      Wer dich gekannt vergisst
      Dich nie Wie tief ist unser Schmerz
      Zu fruh schon brach
      Dein gutes Herz»

      Дальше – больше! Нашлась пища для Евгения Румянцева. Один самолёт, второй самолёт, третий самолёт!

      Стало гораздо интереснее. И мой друг, несколькими минутами ранее утверждавший, что не понимает меня до конца и не разделяет увлечение, звал меня посмотреть то одну могилу, то другую, то третью. Уходил всё дальше и глубже – в царстве мёртвых только и слышалось: «Подойди сюда, смотри, тебе это точно будет интересно!» Особый упор всё-таки делаю на то, что это был день фамилий!

      А этим людям, например, поставил бы памятник ещё при жизни, только за фамилию.

      И снова находка для Жени Румянцева. Знает ли он о них или нет – не имело значения. Сфотографировал, отослал и пусть ищет наш Огромный Космонавт информацию о них.

     А вот и Герой Советского Союза - для Андрея Симонова.

      Время шло, кладбище закрылось для посетителей, а мы всё ходили, искали, фотографировали. Посмотрел на часы – без четверти девять. На душе стало хорошо! Почувствовал, что наелся, насытился на несколько даже не дней – недель! В заключение ещё несколько фотографий с кладбища, о котором Двамал сказал мне так: «По нему можно ходить годами и с каждым разом открывать всё новых и новых личностей!»

Пашук     
28 июля 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.