Общество Некрополистов. Отчёт о поездке на Богородское кладбище

Отчёт о поездке на Богородское кладбище
      8 июля 2011 года мы (я и Двамал) поехали на Богородское кладбище, что в Ногинском районе Подмосковья. Цель поездки была проста: Двамал хотел посетить могилу своего знакомца Олега Фельдмана – о том, что это был за человек, рассказывает его страница на Гостивших. Я же хотел посетить могилу своего школьного друга. Да и просто нам хотелось побродить по этому кладбищу, ибо Двамал был на нём единожды, на похоронах Фельдмана (полагаю, в тот момент ему было не до прогулок), а я был в последний раз довольно-таки давно, когда не был знаком с Обществом, а потому не задавался целью поиска могил интересных людей.
      Пятница, полдень, жара, духота, дикие пробки... Только сумасшедший рискнёт тащиться по и без того непролазной Горьковке в это время. Чтобы не утомлять читателя, скажу, что дорога только туда заняла у нас 3 часа. В деревне Обухово, перед поворотом на Электроули, мы остановились и зашли в магазин – хотелось перехватить чего-нибудь съедобного и пополнить питьевые запасы, т.к. оставшаяся у нас вода буквально закипала в бутылке…
      И вот он – пункт назначения! Совершенно иной воздух, чистый, свежий. Перед входом на кладбище помимо нашего автомобиля едва ли набралось 5 машин. Всё говорило о том, что мы будем практически одни. Так и получилось в конечном счёте.
      Здесь нет назойливых и пристальных охранников. Здесь можно войти и сразу начать фотографировать. Да – это другой мир, мир мёртвых, но это и другой мир живых – других живых.
      Уже на обратном пути Двамал мне признался, что ему надо сначала «войти в кладбище», т.е проникнуться его атмосферой, энергетикой и, только прочувствовав его, приступить к изысканиям.
      Справа от входа – красивейшая деревянная церковь Николая Чудотворца. Практически сразу за ней громадных размеров могила неизвестного мне армянина. На площади, что отдана под его могилу, поместятся останки десятка наших почему-то неизвестных бойцов, отдавших свои жизни в первую чеченскую… Их воинский мемориальный участок расположен левее от главного входа.

      Первое, что удивило Двамала – высокая гранитная плита, на которой золотыми буквами выгравировано: «Жестоко убиенная». До сих пор задаюсь вопросом, видя подобные опусы – ЗАЧЕМ? Чтобы подошли, посмотрели, ужаснулись тому, что убиенная – девушка лет 20-ти от роду? Пожалели её и пошли дальше? Наверно тому, кто такое придумал на памятнике – так легче. Не знаю… А как же паренёк 18-19 лет, у которого было имя, фамилия, отчество, родители, друзья, который ходил в садик, в школу? И лишь по приказу властят потерял ВСЁ ЭТО в один миг – лежит теперь неизвестным, без даты рождения и смерти. Не знаю…
      Первой заметной находкой Двамала стала могила художницы Аллы Михайловны Беляковой. Днём позже он посвятил ей страницу на Гостивших. Затем мы пошли к моему другу, попутно вглядываясь в памятники, которые могли бы привлечь наше внимание. Таковых оказалось совсем немного… Своей цели я достиг, правда пришлось немного побродить по участку. Не то, чтобы память подвела, всё-таки кладбище развивается, преображается, пополняется… Появляются новые ограды, памятники, соответственно из памяти стираются старые ориентиры.
      Не больше получаса мы постояли у могилы моего друга, а впереди нам открывалась перспективка о-ё-ё! Дело в том, что Двамал не знал номера участка захоронения Фельдмана, а только приблизительные ориентиры: 2 ряд от дороги, впереди забор, за ним железная дорога… Но зрительная память его не подвела! От могилы моего друга вернулись на дорогу, прошли по ней вперед в сторону забора, и точно, начались захоронения 2007 года. По разумению Двамала на могиле Фельдмана не должно было быть ни ограды, ни уж тем более памятника, но на деле оказалось всё совсем наоборот. За моей спиной раздался крик: «Нашёл!» Подхожу и ловлю себя на мысли, что минуту назад проходил здесь же, но смотрел в другую сторону. Каково же было удивление, когда пред нашими очами предстала следующая картина – вполне себе приличная ограда и… памятник!!! Прибрались немного на могиле, сделали несколько фото и… вот ещё одна задача с неизвестным – какой номер участка? Казалось бы – чего может быть проще? 2-й ряд от дороги, дойди до соседнего участка, да посмотри номер на табличке, а не тут-то было. На одном углу участка указателя не было, на другом углу указатель проржавел настолько, что разобрать цифры невозможно. Ерунда – есть таблички на соседних могилах, но и тут нас ждало открытие, о котором немного ниже.
      Пока я носился от одного угла участка к другому, Двамал выпал из моего поля зрения. Был же здесь, далеко уйти не мог – понятное дело. Местность на кладбище открытая – поле, на котором едва ли сыщешь деревце. Встал повыше, оглядел поле, нет Двамала. Конечно, есть телефон, пару нажатий и никаких проблем. Только потянулся за телефоном, как рядом со мной зашевелились кусты. Особо впечатлительные люди могли со страху и… кладбище всё-таки. Однако не стоит бояться на кладбище не то, что мертвецов, но даже шевелящихся кустов – быть может, это Некрополист нашёл что-то интересное для себя? Так и есть: Двамал, шебурша листьями и ветками, аки медведь (кто из нас двоих ещё медведь?), пробирался к таким сладким и таким вкусным ягодам малины! «Как же я её люблю! Аааааа! Не могу пройти мимо! А, ещё ягодка…»

      Я смотрел на него с умилением. Да, не могилами едиными жив Некрополист! )))
      Возвращаясь к номеру участка на табличках: радостно сообщаю Двамалу, что у Фельдмана участок 14, а сам гляжу под ноги – именная табличка с номером 11 участка, рядом с ней такая же табличка, но с номером 13 участка… Порядок в делах восстановили, вернувшись на могилу Фельдмана. Благо, его именная табличка сохранилась.

      С чувством выполненного долга мы позволили себе прогуляться по кладбищу в своё удовольствие! Что может быть приятнее? На деле, на момент июля 2011 года, Богородское кладбище выглядит как обычное сельское.

      Знаменитостей на нём мы не нашли (может ещё и потому, что ни у Двамала, ни у меня не было списка людей, которых следует поискать?). Попадались интересные находки, были отличные эпитафии, было немного «пищи» для Жени Румянцева. Однообразие плит на одном из участков было разбавлено небольшим памятником в виде горы, который стоит на могиле физика и альпиниста М.М. Степаненко.

      С определённых ракурсов открывались красивые виды. Также хочу заметить, что на том участке, где производятся захоронения в данный момент, покоится очень много молодых. Время нас потихоньку поджимало, всё-таки предстоял ещё долгий путь домой, к тому же синоптики напрогнозировали грозу со шквалистым ветром. «Ну и где эта гроза? Где это штормовое предупреждение?», - вопросил я, обратив взор к небу. Двамал указал на маленькую тучку, надвигавшуюся из леса. Через каких-то 5 минут громыхнуло, а затем и закапало с неба.

      Но я не унимался, потому как по всем признакам это был грибной дождичек: «Откуда???» А вот оттуда! Ещё через 5 минут солнышко скрылось и на горизонте почернело. Стало не до вопросов, нужно было давать ходу к выходу. Там-то нас и застал первый кратковременный ливень, переждав который и вздохнув полной грудью свежего воздуха, мы добежали до машины.


      С чувством полного удовлетворения от того, что мы решили поставленные задачи, поехали в Москву. Немного заблудились, вырулив не туда, из-за неправильно гласящих указателей «Ногинск» и «Электроугли», но всё же выкрутились, потратив на последнее в этот день приключение 20 минут…
      И тут зарядило так, что дворники на машине не справлялись с потоками воды. Продолжался сей кошмар до самой Москвы. Но разве мог он испортить нам настроение?

      В заключение я благодарю Двамала – нам как всегда было о чём поговорить, пошутить и просто пообщаться – за прекрасно и с пользой проведённый день!

Пашук     
июль 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.