Общество Некрополистов. Отчёт о поездке на Николо-Урюпинское, Ильинское и Пенягинское (Павшинское) кладбища

Отчёт о поездке на Николо-Урюпинское, Ильинское и Пенягинское (Павшинское) кладбища
     На протяжении нескольких лет в списке разыскиваемых Обществом некрополистов захоронений числилась могила заслуженного мастера спорта, чемпиона мира, Европы и Олимпийских игр Алексея Михайловича Гурышева. Многие члены Общества проверяли информацию об этом захоронении на разных кладбищах Москвы, связывались с людьми, имеющими отношение к хоккею и с сотрудниками Федерации хоккея России. Периодически поступала разная информация о предположительном месте захоронения Алексея Гурышева, но после проверок она, к сожалению, не подтверждалась.
      И вот в прошлую субботу во время плановой встречи Общества стало известно, что Михаил Дубынкин получил информацию от известного хоккеиста Игоря Ромишевского о том, что в последние годы Алексей Гурышев жил в Николо-Урюпино под Москвой, и там же похоронен. Не раздумывая долго, я предложила Лиде поехать туда в ближайшие же выходные. Заручившись согласием Наташи, мы назначили поездку на ближайшее воскресенье – 10 июля 2011 года…
      В 9 утра мы с Наташей забрали на Рязанском проспекте Лиду – и выехали на МКАД. Лида сообщила, что к нам хотел присоединиться Михаил Дубынкин, но в назначенное время сделать это не успевал. Свернув на Новорижское шоссе, мы узнали, что Николо-Урюпино находится намного ближе, чем мы предполагали, и довольно скоро Наташа запарковалась в живописной траве в человеческий рост около Никольской церкви.

      Село Николо-Урюпино на наш взгляд представляет интерес не только для некрополистов, но и для любого человека, хотя бы минимально интересующегося историей нашего государства.
      До революции Николо-Урюпино было усадьбой Одоевских, затем Голицыных. До наших дней дошла Никольская церковь, построенная в 1664-1665гг. зодчим Павлом Потехиным, крепостным Одоевских. Во время войны с Наполеоном 1812 года – как рассказал нам "язык", которого мы взяли – местный житель – село не было разрушено, поскольку тогдашний владелец из князей Голицыных – ещё будучи лейтенантом, дружил с Наполеоном. В память этой дружбы - французы его земли не тронули. Голицыным удавалось поддерживать усадьбу в хорошем состоянии до 1917 года, хотя её и покинули крестьяне, лишившись земли после отмены крепостного права. Расправился с усадьбой век двадцатый - в 1921 году в соседнем Нахабино открылся полигон для артиллеристов, которые не оставили от усадьбы камня на камне.
      Благодаря этим жестоким волнам нашей истории, которые захлестывают свидетелей одного времени и выносят к берегам новые памятники времени другого – а потом все повторяется вновь – тот факт, что рядом с церковью в Николо-Урюпино сохранены могилы некоторых князей Голицыных (сына и внука князя Михаила Николаевича Голицына) и представителей ещё одного известного российского дворянского рода – Хитрово – является маленьким чудом. Порадовала нас и в целом ухоженность церковного двора – особенно учитывая тот факт, что с 1939 года в церкви размещались сельсовет, мастерские и склад – а возвращён верующим приход был только в 1991 году.

      Сегодня рядом с селом располагается элитный коттеджный поселок Николо-Урюпино. Как пишет один из сайтов по продаже недвижимости - "Превосходная чистота окружающей среды и комфортные условия проживания – как раз то, что нужно москвичам, не желающим ютиться в душных квартирах." Они забывают добавить: "Москвичам, у которых очень-очень много денег"…

      Местный житель села, которого мы взяли в языки, подробно рассказал нам не только об истории Николо-Урюпино, своей молодости и отношению к сегодняшней жизни в нашей стране, но и о кладбищах района. Именно он упомянул Ильинское кладбище, как самое известное в округе. Но наш путь, разумеется, сначала лежал на кладбище села Николо-Урюпино, расположенное в нескольких домах от церкви. Однако Лида была на постоянной связи с Михаилом Дубынкиным, который, испытывая чувство жгучей зависти по поводу того, что мы стоим на пороге разгадки многолетней тайны, позвонил Игорю Ромишевскому ещё раз, и уточнил информацию. Кладбище, где похоронили Алексея Гурышева, оказывается, называлось как раз Ильинским, более того, стало даже известно, что могила находится в 50 метрах направо от входа.
      Тем не менее, мы всё же прошлись по Николо-Урюпинскому кладбищу – настоящему сельскому погосту – с рядом могил, уходящих в крутой обрыв, с захоронениями к примеру 1934 и 2006 годов – соседствующими рядом, с огромными по московским меркам квадратами земли, выделяемыми под одну могилу. Лиду заинтересовал огромный крест на одной из могил – без единой надписи. Она даже запечатлела рядом с ним меня, чтобы все смогли оценить огромные размеры креста.

      Итак, далее наш путь лежал в село Ильинское. Мы вернулись на Новорижское шоссе, проехали мимо усадьбы Архангельское и достаточно быстро добрались до Ильинского кладбища. Перед кладбищем находится памятник жителям села, погибшим во время Великой Отечественной войны. Гордая надпись на памятнике, оставшаяся нам от временной волны недавнего прошлого, резко контрастирует со сломанными скамейками, когда-то являвшимися частью мемориала, превращёнными теми, кто живет в новой временной волне - в помойку.

      Контора Ильинского кладбища представляла собой маленький деревянный вагончик.

      Мы несказанно удивились, осознав, что он открыт, а внутри сидит угрюмый молодой человек. Лида с Наташей начали задавать ему вопросы о ведении учёта захоронений – поступил ответ, что таковой ведётся на кладбище лишь с 2005 года (знакомая нам ситуация по другим кладбищам Подмосковья). Я рванула ко входу на кладбище и уже начала движение на хорошей спринтерской скорости по правой дорожке, когда меня окликнула Лида. Оказалось, что молодой человек лично покажет нам могилу Гурышева. Мы чинно проследовали за ним по той дорожке, по которой я уже, собственно, шла… Мы дошли до самого забора – и прямо по курсу – увидели могилу, которую искали несколько лет. Поскольку нам её показали – не было тех учащённых на несколько секунд ударов сердца – состояния, знакомого каждому некрополисту – и всё же – это была очень драгоценная находка – результат долгих поисков многих людей. Мы с Наташей и Лидой втроём стояли рядом у могилы Гурышева – и фотографировали, фотографировали, фотографировали…
      Вдоволь напившись особенного "некрополистического" счастья, мы отправились вглубь Никольского кладбища. Нам встретилось некоторое количество интересных памятников, имён, эпитафий.

      Посетили мы и могилу Ивана Серова – председателя КГБ СССР, начальника ГРУ, лишённого звания Героя Советского Союза в 1963 году "в связи с потерей бдительности".

      Когда мы встретились у ворот кладбища, часы показывали всего лишь 13.00. Лида мечтательно сказала, что по пути в Москву находится Павшинское кладбище, которое должно быть очень интересным, и на котором не был никто из наших коллег. Недолго думая, мы завели в навигатор название какой-то улицы Красногорска и снова двинулись в путь. Слегка поплутав и съехав всего лишь один разок с шоссе "не туда" (без плутания наши поездки лишаются налета необходимой романтики), мы добрались до Павшинского кладбища.
      На карте, заботливо распечатанной Лидой, дорога, по которой мы приехали, разделяет кладбище на две части: левая его часть обозначена как Павшинское, а правая – как Пенягинское. Лида сказала, что это одно и то же кладбище. В пользу её версии говорил тот факт, что попав на правую часть (Пенягинское), мы обнаружили там участки с 8-го по 17-й – предположив, что первые семь участков располагаются в другой части кладбища. Времени проверить нашу версию не было – и оба этих кладбища – или одно в двух частях - представляются нам потенциальными будущими объектами для изучения. За тот небольшой отрезок времени, который мы провели на Пенягинском кладбище, мне посчастливилось найти могилы двух Героев Советского Союза и ещё несколько могил, возможно представляющих интерес для кого-то из наших коллег.

      Везло нам в этот день на могилы без опознавательных знаков.

      Увидела я и колумбарий – судя по всему совсем недавно введенный в эксплуатацию – всего несколько захоронений в нём датированы 2010-м и 2011-м годами – зато много пустующих ячеек, которые "уже ждут кого-то"…

      На Пенягинском кладбище мы пробыли около двух часов, а затем двинулись в обратный путь. При въезде на окраину Красногорска Лида сказала – "О – улица Вилора Трифонова – я же только что сфотографировала его могилу". Вилор Трифонов с 1975 по 1986 годы являлся генеральным директором Красногорского механического завода, знаменитого производством фотоаппаратов "Зоркий", и за время его руководства завод и весь Красногорск достигли немалых успехов. А имя этого человека расшифровывается как "Владимир Ильич Ленин – организатор Революции".

      По Москве мы проехали через центр, совершенно случайно пропустив поворот на МКАД. Нам повезло – пробок не было, ехали быстро, довезли Лиду прямо до дома, а потом Наташа отвезла домой и меня. Несмотря на усталость, настроение у нас было отличным, ведь обнаруженная в этот день находка была действительно долгожданной и очень ценной.

Евгения Долгих     
июль 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.