Общество Некрополистов. ТУЛА: кладбища Всехсвятское, Смоленское и Чулковское

Двамал: Похожие на отчет воспоминания о поездке в Калугу

      Утро (запись в тетради)

      Пристроился в теньке от автобусной остановки. Отсюда начинается моё путешествие в Калугу. Пришла обнадёживающая весть: Лена уже в гараже, скоро приедет на место сбора. И тогда двинется в путь та машина, которая подберёт меня здесь. От скуки наблюдаю, как по МКАДУ мчатся машины. Звонил Джей, он ждёт нас на остановке перед поворотом на Хованское.

      Путь в Обнинск

      На остановке перед поворотом на Хованское никого. Позвонили Петру. Оказывается, они с Джеем уже встретились и укатили вперёд. Пустились за ними в погоню. Едем вчетвером: Наташа за рулём, Лида, Женя Долгих, я. Посматриваю на спидометр, Наташа мчится со скоростью 120-130 км. Догоним неминуемо.

      Догнали, перегнали, и улетели далеко вперёд, не сбавляя скорости. Смотрел в водительское зеркало, позади нас пустая трасса, этак первыми достигнем Обнинска.

      Путешествие стало напоминать гонки, когда минут через 20 слева нас обошла машина Лены, а из правого окна высунулась рука Петра и торжественно показала нам средний палец, что означало: мы вас сделали (т.е. обогнали). Ну и ладно. Едем за ними.

      Если и существуют прямые пути, то они явно не для нас. Опыт показал, что нам нужно обязательно добираться до пункта назначения загадочными окольными путями. Зачем-то свернули с трассы, проехав немного вперёд, остановились у магазина. Перекусили красной рыбой, обжаренной в кляре (кто же приготовил эту вкуснятину?). Из магазина выплыл Женя Румянцев с баночкой пива. В магазин что ли заехали? - подумал я.

     Расселись по машинам, Лену за рулём сменил Пётр. Но что это, мы не вернулись на Киевское шоссе, а поехали куда-то от него. Ну, подумали, так надо, может Пётр знает дорогу. Но когда в нашей машине все с изумлением воззрились на какой-то не то щит, не то вывеску, сообщавшую, что мы вовсе не в Обнинске, а в Балабаново, и с заднего сидения послышались протестующие вопли Лиды и Жени, я принялся звонить Петру. Он так удивился, что мы не в Обнинске, потребовал доказательств. Доказательство явилось ему как мимолётное, но убедительное видение в лице пожилой местной жительницы, которую он, выйдя из машины, спросил в своей неподражаемой манере: скажите, а какой это город?
      За то время, что стояли у обочины, Наташа поковырялась в навигаторе (Пётр презрительно называет его нафигатором). Обогнав машину Лены, поехали впереди. На светофоре навигатор призывал нас свернуть налево на какую-то совсем непривлекательную дорогу. Мы ему не поверили и поехали вперёд, а зря, в Обниск вела как раз эта дорога. Быстро поняли свою ошибку, развернулись, поехали в нужном направлении, но совершенно потеряли из виду коллег. Добравшись до Обнинска, некоторое время искали памятник в виде рубки подводной лодки, где и был назначен общий сбор. Джей в отличие от нас с шоссе никуда не сворачивал и добрался в Обнинск без пляски по ремонтируемым дорогам.


      Кладбище "Кончаловские горы"

     Действительно, кладбище находится на некой возвышенности, поэтому горами его называют вполне справедливо, да и звучит красиво.

     И 40 минут не пробыли на кладбище, как Пётру позвонила Лена, сидит в машине, проголодалась и грезит о накрытой "поляне", он сказал: "Через пол часа". Но ей пришлось ждать дольше. Когда мы всё же вышли к машинам, то местечко со столиком и ручейком, присмотренное Леной в качестве возможной "поляны", народу не понравилось, Генри сказал: "Туда постоянно подходят бомжи и гастарбайтеры из Средней Азии". С трапезой пришлось немного повременить.

      Снова потерялся Джей. Странно, когда мы уезжали с "Кончаловских гор" его машины не было, и мы подумали, что он поехал вперёд. А он позвонил, спросил, куда мы делись. Как мог объяснил ему по какой улице проезжаем и куда направляемся (т.е. в Калугу), совершенно забыв, что Пётр намеревался сначала заехать на могилу подольских курсантов. Когда Пётр свернул с шоссе, он позвонил Джею, но тот нас не заметив, проскочил поворот, возвращаться, чтобы составить нам компанию не имело смысла. Встретились с ним на Пятницком кладбище в Калуге.


      Могила Подольских курсантов

      К могиле подольских курсантов добирались по не асфальтированной дороге. Поскольку Пётр ехал куда быстрее, чем мы на второй машине, приходилось ориентироваться по облаку пыли, оставленному машиной Лены. Окна, естественно, закрыли. Лиду эта езда по камешкам не особо радовала, да и вообще, она считает: отправляясь в дальнюю поездку, нужно полагаться на чёткие и заранее продуманные маршруты, а не на ловлю языков. Но я думаю, что в незнакомых местах без языков всё же не обойтись. Да и в этой нашей неорганизованности, спонтанности, ловле языков, есть какое-то очарование, будет чего вспомнить и чему улыбнуться годы спустя...

     Нет, надо оборвать мысль, слишком уж далеко вперёд ей хочется заглянуть...

      С пыльной дороги свернули на дорогу, ведущую в сторону леса, проехать по ней невозможно, настолько разбита большегрузным транспортом. Дальше пошли пешком. Лида спросила: "Что, нужно ещё куда-то идти?". Я пошутил: "Да, а теперь 5 километров пешком". "Не пойду", - сказала Лида категорично. "Да ладно, всего 500 метров" - "Всё равно не пойду". И не пошла. Засела в машине. Штудировала правила дорожного движения.

      Когда идёшь по дороге впервые, она кажется бесконечной.

      Смотрю, а Женя Долгих мастерит что-то из одуванчиков. Спросил её: "Веночек плетёшь?" - "Да". - "Для себя или для возложения к монументу?" Не помню, что она ответила. Господи, как же давно я не видел дам, украшенных одуванчиками!

     Я немного задержался у мемориала, облокотившись на ограду, старался услышать, ощутить и запомнить "звук" этого печального места.

     Когда я вернулся к машинам, коллеги уже накрыли "поляну".


      Пятницкое кладбище в Калуге

      До Калуги доехали без задержек и приключений. Высадившись недалеко от Пятницкого клабища, я, Лида, Женя Долгих зашли в магазин, нужно было срочно найти платёжный терминал (кажется это так называется), а то проклятый роуминг все деньги из наших телефонов выпил.

      Пятникое кладбище г. Калуги напомнило мне Ваганьковское кладбище в Москве. Рядом с храмом два необычных памятных знака. Первый - детям, не рождённым от абортов; второй - всем, кто был похоронен на Пятницком кладбище, но чьи имена ныне забыты, а могилы утеряны. Если по-хорошему, хотелось бы, чтобы на каждом кладбище был такой памятник, ведь нет такого кладбища, где не было бы утерянных могил и всеми забытых имён.

     И ещё одно наблюдение. По центральной аллее кладбища ходят не столько те, кто пришёл навестить своих почивших родственников, сколько обычные горожане, очевидно, им удобнее пройти с одной улицы на другую именно через кладбище. Интересно, а ночью они этой дорогой пользуются? На одном из дальних участков я видел двух молодых людей лет 19-и, ухитрившихся взгромоздиться на высокую могильную ограду, и предположил, что здесь по вечерам тусуется молодёжь.
      На центральной аллее похоронены родственники Чижевского и Циолковского, их могилы трудно не заметить. Тут же могила архитектора, с которым, как оказалось, был знаком Сергей Мержанов. На других аллеях, когда я гулял в одиночестве, видел несколько могил артистов (информацию смог найти только по двум из них). Очень много врачей и учителей. Среди них ученица Циолковского, которая работала учительницей. А вот могилы Героев Советского Союза в глубинах кладбища мне не попались, скорее всего их хоронят ближе к воинскому мемориалу (там Героев и нашли).


      Город. Могила К.Э. Циолковского. Музей космонавтики

      Ой, не сразу мы двинулись в путь к могиле Циолковского. Посидели сначала на скамеечках в скверике, что рядом с Пятницким кладбищем, дали отдых ногам, мороженное кушали. А Лене захотелось блюд из птицы. Но не сейчас, а на ужин, перед тем, как возвращаться в Москву. Мы были только за. Она пошла и купила две копчёные курицы.

      Могила Циолковского на могилу совсем не похожа, она находится в парке, где приятно проводят время жители города, парк носит имя Циолковского. Надо бы поинтересоваться, не был ли этот парк когда-то кладбищем? Монумент на могиле Циолковского чем-то напомнил мне Эйфелеву башню. Сделал несколько снимков, чтобы заменить ими те некогда присланные, что размещены на странице Циолковского сейчас.

      Совсем недалеко от парка, на высоком берегу, с которого открывается вид на теряющуюся за густыми зарослями реку Ячёнку, возвышается здание музея истории космонавтики имени К.Э. Циолковского, возле него прицелились в небо ракеты. Усталость ли тому виной или недостаточный интерес к освоению космоса, но на космические аппараты я предпочёл любоваться из окна автомобиля. А вот Женю Румянцева в машине ничто не могло удержать, ведь космос - его тема.


      Литвиновское кладбище

      Некоторое время сидели в машинах. Джей, попрощавшись с нами, уехал, с ним за компанию в Москву отбыл и Genry. А мы, дождавшись, когда Женя Румянцев вернётся из путешествия в историю освоения космических далей, поехали искать кладбище "Малинки" (а может и "Малинники"). Но в итоге, после ловли языков и езды по незнакомым дорогам, прибыли на Литвиновское кладбище. Оно находится за городом в какой-то пустынной местности, размеры имеет внушительные, думаю, не меньше Перепечинского, и так же напоминает огромное поле. Судя по тому, что там практически нет деревьев, а всё заросло кустарником и травой, кладбище существует всего лет 20. С точки зрения монументальной архитектуры совершенно неинтересное, надгробия в основном типовые - бетонные, или бетонные с вставкой, хотя ближе к входу встречаются и богатые надгробия, но тоже, в целом, ничего особенного, хотя могила молодого человека, - судя по памятнику, он был компьютерщиком, - заинтересовала. На плите изображена компьютерная мышь, фрагмент клавиатуры.

     Обнаружив воинский участок, я приободрился, раскатал губу хотя бы на одну могилу Героя Советского Союза, увы, надежды не оправдались. Да, хоронят военных, но чинами невысоких. Пётр же, совершил обзорную поездку по кладбищу на машине, привёз весть, что на кладбище два воинских участка. Может быть, Героев хоронят на втором? Прояснить этот вопрос времени не оставалось.

      Поужинав двумя копчёными курицами, овощами и бутербродами, стали потихоньку собираться в путь. Да, совсем забыл, одна находка, хоть и не столь яркая как хотелось бы, на Литвиновском кладбище была. Во время ужина я издали увидел памятник с олимпийскими кольцами, а Евгения сделала снимок. Оказалось это спортивный деятель местного значения, фотографию его могилы отослали Денису Шабалину.


      Ливень

      Где-то на пути в Москву въехали в невиданный по силе и ярости ливень. Какой стоял грохот! Будто горы рушилось! А какие потрясающие ветвистые молнии с громким электрическим треском распарывали в миг почерневшее небо! Особенно запомнились две упавшие одновременно молнии, казалось, они врезались прямо в шоссе, где-то, метрах в пятистах от нас. Какое красивое зарево от их вспышки!
      Машину буквально заливало водой, "дворники" не справлялись. Наташа сказала: "Почти ничего не вижу". Лида с Евгенией стали звонить Лене и Петру, нужно было от греха подальше остановиться и переждать этот потоп. Еле дозвонились - что-то со связью, может из-за грозы? Минут через десять ожидания на обочине, ненастье ослабило хватку, и мы потихоньку поехали. Ещё минут через десять ливень и вовсе прекратился.
     Пытался фотографировать буйство природы.

      Сколько прошло времени - не помню, но в какой-то момент мы с удивлением заметили, что едем по совершенно сухому шоссе. На подступах к Москве, и в самой Москве с неба не упало ни капли.


      Закат солнца

     Машина Лены запросила бензина, поэтому свернули на заправку, с неё открывался прекрасный вид на закат солнца. Как было не запечатлеть эту красоту?!

Двамал      
май 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.