Общество Некрополистов. ТУЛА: кладбища Всехсвятское, Смоленское и Чулковское

ТУЛА: кладбища Всехсвятское, Смоленское и Чулковское
      Отчет о посещении этих кладбищ написали сразу три человека, потому что хотя и ездили мы все вместе, но бродили по разным уголкам. Каждый увидел что-то свое, и отчет только одного человека не мог бы стать в данном случае исчерпывающем.

Рассказ Евгении Долгих

      23 апреля 2011 года состоялся долгожданный выезд Общества некрополистов за пределы Москвы и Московской области. Эту поездку все действительно ждали на протяжении долгой московской зимы с огромным нетерпением и приложили все возможные усилия, чтобы она состоялась при первой же возможности. Целью путешествия был выбран город Тула, расположенный к югу от Москвы, куда многие члены общества давно стремились попасть.
      Выйдя ровно в восемь утра 23 апреля из дверей станции метро «Рязанский проспект», я практически сразу же наткнулась на прогуливающегося поблизости Женю Румянцева, который проводил меня к стоянке, где был припаркован роскошный автобус марки Фольксваген на 15 мест, и где уже активно что-то обсуждали Петр Устинов, Двамал, Денис и Лида. Практически в течение следующих пяти минут подошли Сергей Мержанов, Генри с супругой и подъехала Наташа. Последующие полчаса мы провели в ожидании Лены Черданцевой, которая добиралась к нам с огромным количеством приготовленной ночью вкусной еды.

А вот и Лена

      Таким образом, уже в 8.30 утра мы выдвинулись с места сбора, и число участников нашей экспедиции составляло 11 членов общества и их друзей. Дорога до Тулы также, на мой взгляд, сложилась достаточно удачно. Пробок почти не было (за исключением одной небольшой в связи с сужением дороги), женская часть экспедиции, сидевшая в автобусе рядом, без устали веселилась по разнообразным поводам и без них, Лена и Наташа одновременно включали свои навигаторы, которые то попеременно, то синхронно сообщали нам механическими голосами об ограничениях скорости и о расчетном времени прибытия в Тулу. Сразу после пересечения границы Московской и Тульской областей нас гостеприимно встретили сотрудники тульского ГИБДД (возможно, сейчас эта структура называется по-другому в связи со всеобщим переименованием милиции в полицию), которые просто мечтали познакомиться с нами и проверить документы нашего водителя Петра и нашего роскошного автобуса марки Фольксваген.

      Очень быстро выяснилось, что наш автобус по каким-то неизвестным причинам обладает не всеми необходимыми ему документами. Участники экспедиции, вывалившиеся из автобуса покурить, размяться и поглазеть на пассажиров соседнего автобуса Москва-Кишинев, с водителем которого также знакомилось тульское ГИБДД, в красках рисовали безрадостные перспективы возвращения в Москву или продолжения поездки в Тулу на каком-то другом гораздо менее удобном виде транспорта, когда вернулся довольный Петр и сообщил нам, что вопрос улажен. Громко радуясь и наивно полагая, что на этом все преграды на нашем сегодняшнем пути уже преодолены, мы продолжили движение в сторону Тулы.
      Спустя почти три часа участники экспедиции, видимо, все же немного подустали, результатом чего явилось непреодолимое желание побыстрее достичь конечного пункта маршрута. Поэтому, только въехав в пригороды Тулы, большинство участников громко и перебивая друг друга начали предлагать свои варианты дальнейшего продвижения по Туле. Наш автобус напоминал повозку лебедя, рака и щуки. Сергей Мержанов предлагал срочно свернуть на одно из небольших кладбищ, расположенное по его представлению на пути нашего следования; Лида требовала доехать до какого-то ориентира, который она смогла бы сообщить своей тульской знакомой, с которой договорилась встретиться; Лена Черданцева требовала срочно останавливаться у всех попадающихся по дороге памятников, основываясь на информации, предоставляемой навигатором... К счастью, Петр Устинов, никого не слушая, продолжал движение, останавливаясь только там, где сам считал нужным (к примеру, чтобы сфотографировать памятную доску на доме, где родился писатель Глеб Успенский или чтобы взять языка из числа местных жителей, которым он задавал вопрос «Как на Всехсвятское?», не уточняя при этом, что речь идет о дороге на кладбище).

      После примерно получаса, проведенного в подобной напряженной обстановке, мы, наконец, десантировались из автобуса вблизи входа на самое старое кладбище Тулы – Всехсвятское.
      На кладбище все участники экспедиции практически сразу же потеряли друг друга из виду. Лида вручила мне список Героев Советского Союза и других известных людей и предложила найти и сфотографировать их могилы. Большинство Героев Советского Союза похоронены прямо у входа, так что искать их было несложно. Затем я посетила могилу оружейника Токарева, прошла в дальний конец кладбища, где находятся братские могилы защитников Тулы, погибших во время Великой Отечественной войны. По дороге я не переставала удивляться запустению, царившему на кладбище, на которое, разумеется, обратили внимание все члены общества, придя к выводу, что около 80% могил на этом кладбище можно считать заброшенными.

      В 14.00 все собрались у автобуса, где выяснилось, что Лида и Двамал, встретившись с тульской знакомой Лиды, уехали на какое-то кладбище, чтобы найти чью-то могилу (информация о том, кого они искали, держалась в тайне). Остальные же участники поездки, перекусив бутербродами, отправились на Городское кладбище №1, где многие надеялись обнаружить интересные находки.
      Городское кладбище №1 Тулы, с недавних пор называемое Смоленским, кардинально отличается от Всехсвятского кладбища размерами и состоянием. Здесь находятся недавние захоронения всех известных людей Тулы, для чего проложена специальная аллея, по обеим сторонам которой возвышаются роскошные дорогие памятники. Практически все коллеги незамедлительно сравнили это кладбище с московским Троекуровским.

      На центральной аллее Денис сделал фотографии полутора десятка могил людей, имевших отношение к спорту, Женя Румянцев – нескольких академиков и ученых, имевших отношение к ракетной промышленности, мы с Наташей фотографировали на всякий случай артистов и просто заинтересовавшие нас могилы. На площади в конце аллеи мы разделились, поскольку Жене Румянцеву нужно было зайти в контору кладбища, чтобы попытаться выяснить информацию о давно разыскиваемом им журналисте, писавшем о вопросах космонавтики. Мы с Наташей составили Жене компанию. Надежда на успех у нас была не очень сильной, поскольку информации, на каком из кладбищ Тулы похоронен журналист, мы найти не смогли, хотя при этом первое городское кладбище подходило для захоронения по времени смерти. В конторе нам сообщили, что справка стоит 90 рублей, и предложили подождать в коридоре, где мы с Наташей присели на диван. Женя же вышел из кабинета только наполовину, продолжая следить за поисками из открытой двери. «1947-го года рождения?» - вдруг спросил сотрудник кладбища. – «Так точно», - ответил Женя. Я бессознательно вскочила с дивана с криком «Уау!», на ходу вытаскивая из кошелька сто рублей – и метнулась в кабинет. Вот в это очень короткое мгновение, знакомое каждому некрополисту – когда тебя пронизывает мысль: «Нашли!» - каждый из нас очень остро понимает, с какой целью мы занимаемся этим трудоемким делом. Мы ведем поиски – иногда годами – ради этого короткого мгновения. Но оно того стоит. Сотрудник кладбища проводил нас до дороги, показав путь на нужный нам участок. На участке мы разделились – я дошла до самого конца и пошла навстречу Жене и Наташе с другой стороны. Очень скоро ребята позвали меня – могилу нашел сам Женя – это, на мой взгляд, было справедливо. Довольные и счастливые мы вернулись на центральную площадь, где встретили Лиду и Двамала, которым в этот день не повезло - они нашли могилу родственников человека, которого искали, но сам он был похоронен не там. Так что поиски будут продолжены - и о новых находках мы расскажем в будущем.
      Мы вернулись в автобус, подождали тех, кто еще гулял по кладбищу, а в 17.00. отправились дальше по маршруту. Некоторые участники поездки хотели взглянуть на тульский кремль, где мы и остановились, при этом Петр напугал группу молодежи из Калуги – сначала Петр и Лена активно жестикулировали, чем привлекли внимание молодых людей, затем Петр спросил у них, где вход в Кремль, а когда ребята сказали, что они из Калуги, Петр произнес: «О-о, а мы к вам собираемся, у вас там отличные кладбища». Со стороны, наверное, это выглядело странно, а нам было очень смешно.

      Несмотря на то, что день клонился к вечеру, мы все же приняли решение в ускоренном режиме посетить еще одно из кладбищ Тулы - Чулковское. Кладбище это, как и Всехсвятское – старинное, располагается по соседству с храмом, поэтому там было большое скопление людей, пришедших освящать куличи и совершать прочие необходимые перед Пасхой обряды. Кладбище же оказалось, на мой взгляд, достаточно интересным – мы осмотрели могилу известного тульского оружейника - прототипа тульского Левши Алексея Сурнина, несколько дворянских захоронений XIX века, нашли могилу англичанина Якова Джонса – оружейника, жившего и похороненного в Туле. Возвращаясь к автобусу, я говорила Двамалу, что очень хорошо, что мы заехали сюда. В течение следующих пяти минут выяснилось, что я ошибалась.

      Выезжая со стоянки, наш автобус задел стоящую позади машину. Хозяева машины, купленной всего три дня назад, были страшно недовольны, поэтому нам пришлось провести в Туле лишние два часа в ожидании сотрудников все того же ГИБДД, а потом в составлении протокола о ДТП. Поэтому в Москву мы прибыли в районе полуночи, уставшие, но безмерно счастливые. А впереди нас ждут новые поездки и находки – ведь лето почти наступило!


Рассказ Елены Черданцевой

«ДЫМ ОТЕЧЕСТВА НАМ СЛАДОК И ПРИЯТЕН...»

…В общем – так всё и было. Я действительно требовала остановиться, не доезжая до кладбищ. Просто это была уже третья моя поездка в Тулу, и каждый раз всё складывается так, что даже самых главных памятников города я не вижу, отчего чувствую себя как герой поэмы «Москва-Петушки» Венечки Ерофеева: «Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел...» Вот и со мной то же происходит. Правда, Женя стала говорить, что у нас по жизни складывается уже такой багаж знаний, что музеи вполне можно и не посещать, но я решила, что у меня багажа мало и поэтому требовала ехать в Тульский Кремль, а то сколько можно мимо и мимо…
      В итоге, для всех, у кого такая же история с багажом, я нашла интересную ссылку о Туле, причем с хорошими фотками.
      http://imperia-net.narod.ru/Tula.htm
      Всего в городе, по информации Лиды, 26 кладбищ, мы посетили три, но ощущения при этом, как будто побывали в трех разных городах, где живут совершенно разные люди.
      Так как на меня самое сильно впечатление произвело Всехсвятское кладбище, то о нем и расскажу. О нем, кстати, вроде как писал уже упомянутый здесь Глеб Успенский в «Нравах Растерявой улицы». Сейчас Всехсвятское редко беспокоят похоронные процессии, гораздо чаще здесь бывают туристы, да еще те, кто приходит во Всехсвятский кафедральный собор. Он расположен в центре кладбища, и так как построен на возвышении, то виден почти из всех точек Тулы. О кладбище информации очень много и в Интернете и в путеводителях. Можно почитать о нем здесь.
      http://ru.wikipedia.org/wiki
      Интересы у нашего дружного коллектива оказались разные, и мы почти сразу разбежались. Женя побежала к могилам героев, я немного побродила с Генри, он показал «могилу вора». На ней камень, с которого стерты надписи, а на единственной чистой стороне выбита новая. Он сказал, это явный признак, что сперли с чужой могилы. Впрочем, я потом прочла где-то (надо было бы сохранить ссылку, но увы…), что брать чужие камни в определенные периоды разрешалось, и ничего в этом нет ужасного.

      Петр Устинов всё хотел сфотографировать могилы баронов Дельвигов. Их здесь двое, оба Александры, отец и сын. Старший – родной брат Антона Дельвига, поэта (автора романса «Соловей мой, соловей, Голосистый соловей!..»), близкого друга Пушкина, с которым они познакомились еще в Лицее. Дельвиг опубликовал стихотворение "К Пушкину" - первый в русской литературе восторженный отзыв о молодом поэте, уверенно предрекавший ему бессмертие:
          Пушкин! Он и в лесах не укроется:
          Лира выдаст его громким пением,
          И от смертных восхитит бессмертного
          Аполлон на Олимп торжествующий.

      У Дельвига были младшие братья, которые жили в его семье, один из них и похоронен на Всехсвятском вместе со своим сыном. После ранней смерти Антона Дельвига Пушкин заботился о его семье, и вероятно о его братьях.
      Но в общем на этом кладбище много людей с богатыми биографиями, …. а я была расстроена, что опять не попадаю в Кремль и поэтому пошла искать не кого-то определенного, а вообще погулять, выбрав направление, куда никто не пошел, то есть джунгли! Но и одной в джунглях не страшно, ведь в тот день была Пасха. У собора стояли толпы людей, батюшка ходил, и воздух был праздником пропитан… И все-таки стоило отойти вглубь кладбища всего на пару метров, словно попадаешь в иное измерение. И воздух другой, тяжелый, как будто грязный. А ведь, как правило, в таком месте, где много деревьев, старой листвы, сырой весенней земли - дышится легко. Почему здесь запах другой, выяснилось быстро. На земле, присыпанные листвой гнили чьи-то старые шубы, коврики, детские сапожки, тряпки... На оградках висели старые полотенца, рубашки, и даже …кастрюли! Практически ВЕЗДЕ разбросаны бутылки, банки, кое-где остатки пикничка, видно, что жгли костер. Впрочем, оказалось, что костры здесь норма. Люди пришедшие прибраться у родных, сжигали мусор прямо у оград. Хотя в этом месте пожары не редкость, их следы попадаются повсюду. … Интересно, как вообще потушили? Пожарная машина сюда не проедет.

      Прохожу еще 20 метров и натыкаюсь …на кровать, сооруженную из деревянных ящиков, вероятно устроенную бомжами. «Уютное гнездышко» в 50-ти метрах от собора и от рекламной вывески, предлагающей «экскурсии по историческим некрополям города»?! А бездомные ведь тоже люди, ничто человеческое им не чуждо: значит, наверное, и сексом здесь занимаются и умирают здесь же, возможно и друзей здесь же закапывают. Ей богу, не милицию же им вызывать, ведь их тогда могут прогнать!

      …Поразмышляв о жизни на кладбище, я в итоге свернула свою экскурсию и решила вернуться, чтобы не быть съеденной бомжами в день Пасхи рядом с одним из самых знаменитых соборов города-героя Тулы.
      У собора уже стояла часть нашей компании, делились впечатлениями. Те, кто ходил по военным деятелям, сказали, что у них более-менее чисто. А вот брата Антона Дельвига так и не нашли, хотя обшарили весь участок. Это значит, что могила в плохом состоянии, надпись стерлась или рухнул памятник «вниз лицом». Хотя может, его уже и вовсе нет, понадобился кому-то камень на огороде. Ведь если сюда можно пронести мусор, (бомжи даже принесли ящики), то можно и вынести что-то. Правда, нашли могилу племянника Дельвига. Про него и брата есть информация в Интернете. У них была сложная судьба, после революции их обоих, как баронов, отправили в концлагерь. Но сразу же выяснилось, что конторы, в которых они работали, без них не справляются. И братьев попросили вернуть. Можно сказать, они опровергли пословицу, что от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Если ты хороший специалист, тебя будут спасать.
      …Пошли мы назад к нашему автобусу, и тут я на столбе заметила интересную вывеску, «Вывоз мусора осуществляется тогда-то…. Норма накопления на 1-го человека такая-то».

      Так выходит, всё что сверхнормы жители сносят на кладбище, пользуясь им как помойкой?… Иначе почему там вещи разбросаны? Даже кладбища, не огороженные забором, более чисты. А здесь высокий каменный забор! История с его строительством была громкая, деньги собирали 9 лет. И чего строили, если сейчас там развлекаются подростки, живут бомжи, да еще и местные пакостят?
      Интересно, если Всехсвятский собор виден со всех точек Тулы, то как далеко видят те, кто находится внутри этого возвышающегося над городом сооружения? Они хотя бы территорию вокруг видят? Понятно, что тяжело бороться с такими вещами, как время и природа. Деревья падают от ветра и старости, ломают железные ограды. Земля проседает, разрушая памятники. Но люди, которые сюда несут грязь, проходят через главные ворота – а с таким стихийным бедствием справиться можно. … А если нет, то поваленные деревья через пару месяцев подсохнут, как и листва под ними. Бомжи вряд ли пользуются пепельницами, а если опять будет жара как прошлым летом, сгорит всё вместе с прекрасным собором, и пожар будет виден «из всех точек города». Тьфу-тьфу… правда вроде как здесь периодически прибираются студенты, и археологи чего-то восстанавливают, но я их трудов не увидела. Может, не там ходила. Очень грустно.

      …О Смоленском расскажет Двамал. Я там очутившись, все еще переваривала впечатления, полученные от Всехсвятского. А на Смоленском я была когда-то, и в этот день мало на что обратила внимание. Подумала только, что в принципе когда-нибудь забудутся имена военных деятелей, что лежат на главной аллее Смоленского, зато город разрастется, подступит к кладбищу, проблема утилизации мусора усилится и …здесь все будет выглядеть так же жутко. С другой стороны, нам просто негде было бы жить, если бы до сих пор сохранялись кладбища древних греков…
      Потом мы заехали на Чулковское, где пробыли недолго. Сергей Мержанов сказал, что оно ужаснее, чем Всехсвятское, он имел в виду, что оно сильнее заросло травой и кустами. Но мне там показалось уютней. Оно не завалено бытовым мусором! Трава – это вполне естественно. …( вот такой у меня переход был: с утра хотелось в Кремль, а потом стала дотошно выяснять, где какой мусор)
      Что касается похороненного на Чулковском там «прототипа Левши», то я искала в сети информацию о нем, однако Лесков, написавший о Левше, утверждал, что это «собирательный образ загадочной русской души». Прототипов Левши ищут, но до сих пор не нашли.
      Хочу еще дать несколько ссылок о Всехсвятском кладбище, потому что по значимости оно, вероятно, как Донское в Москве. Это не просто место для похорон, это исторический памятник.
      http://necrotula.ru/?page_id=36
      http://www.tulainpast.ru/site/index.php/mempries/14-sights/109-allsaintscemetry
      http://www.tula.rodgor.ru/gazeta/606/live/784/
      А это рассказ об одном из тех, кто там похоронен
      http://magazin-samovarov.ru/about_samovars/alexander_s_batashev/


Рассказ Двамала

«РАЗНОЛИКОЕ СМОЛЕНСКОЕ»

      Смоленское кладбище Тулы, которое я упорно продолжаю называть Первым Городским, имеет довольно внушительные размеры, и я бы еще назвал его весьма разноликим. Когда входишь на него через ворота, попадаешь на центральную аллею, здесь хоронят заслуженных людей Тулы: Героев Советского Союза, Героев Социалистического труда, Заслуженных врачей, ученых, писателей, артистов, художников, спортсменов. У многих из них добротные и недешевые памятники. Захоронения на центральной аллее заставляют вспомнить Троекуровское кладбище в Москве.

      Центральная аллея приводит к площади, на которой возвышается огороженный забором храм. Столпотворения возле него верующих, пришедших освятить куличи и пасхи замечено не было, очевидно, храм был закрыт. Участки, располагающиеся сразу за храмом, заставляют вспомнить теперь уже Кунцевское кладбище - его левую сторону, где нет оград. Здесь все скромненько, но и уютно за счет хвойных деревьев, впрочем, иногда попадаются и любопытные архитектурные эксклюзивы, например, жёлтый цветок - обшарпанное, но оригинально смотрящееся среди сереньких памятничков самодельное сооружение из бетона.

      Чем дальше от центральной аллеи, тем скромнее и однотипнее выглядят захоронения. На дальних же участках вообще появляется ощущение, что ты в одно мгновение перенесся из Тулы в Вышний Волочек на Старое Городское кладбище.

      На самом краю кладбища (110 уч.), мы с Лидой провели свое собственное исследование, оно держалось от коллег в секрете, нам хотелось преподнести им сюрприз, разумеется в том случае, если бы наши предположения подтвердились. Хочется выразить благодарность тульской знакомой Лиды и ее мужу, без помощи этих отзывчивых людей наше исследование могло бы вовсе не состояться. Они не только узнали (еще зимой) номер необходимого нам участка, но и довезли нас до него на своей машине. Этим и объясняется наше с Лидой таинственное исчезновение с Всехсвятского кладбища. На 110 участке мы искали могилу М.П. Шляхтур, которая является матерью известной актрисы Людмилы Давыдовой (Верка модистка из фильма "Место встречи изменить нельзя"). Мы предполагали, что Людмила Давыдова могла быть похоронена рядом с матерью. Могилу после не очень продолжительных поисков нашли, но увы, М.П. Шляхтур похоронена одна...

      Когда мы возвращаясь на центральную аллею кладбища, чтобы воссоединиться с коллегами, приехавшими с Всехсвятского кладбища, нас особо заинтересовали могилы трёх людей, вот их имена:      
     Афанасьев Евгений Алексеевич (1927-1998) - Почётный энергетик СССР,
     Букин Сергей Григорьевич (1917-1998) - Герой Социалистического труда,
     Шабанов Николай Макарович (1924-1999) - оружейник.

Евгения Долгих,     
Елена Черданцева,     
Двамал      
май 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.