Общество Некрополистов. В стране, где приятно умереть…

В стране, где приятно умереть…
      Швейцария – удивительная и особенная страна. Конечно, чтобы прочувствовать это, в ней нужно побывать, и желательно во всех её частях – французской, немецкой и итальянской. Описывать здесь все её особенности я не буду, скажу только, что многим в Швейцарии скучно, но зато те же многие признают, что это отличное место для того, чтобы прожить последние годы жизни и умереть.
      Прежде чем в июне 2010 года отправиться в Швейцарию в шестой раз, я позвонила своему другу и сказала: "Слушай, мне надо будет сгонять в Берн и в Монтрё. Там могилы Бакунина и Набокова". – "Ты, как всегда – вечно что-нибудь новенькое и экстремальное", - ответил он.
      Его помощь, на самом деле, была мне необходима, поскольку это только кажется, что знания иностранных языков достаточно, чтобы найти что-нибудь в чужой стране. Даже каждая из систем поиска в интернете создана в разных странах немного по-своему и для достижения быстрого положительного результата, в ней нужно разбираться или как минимум, привыкнуть. Друг мой подошёл к вопросу серьезно – во-первых, ещё не слыша ни разу из моих уст новый даже для меня ещё в то время термин "некрополистика", он заявил, что посещение могил называется специальным термином – "некротуризм", а также прислал мне дополнительную информацию о том, что в Швейцарии захоронены Одри Хёпберн, Грэм Грин, Чарли Чаплин, Коко Шанель. Которые, в общем-то, меня тоже интересовали, но в меньшей степени. В первый же из выходных, проведенных мной в Швейцарии, я, не теряя времени, отправилась в Берн, вооружившись наспех срисованной от руки на клочке бумаги картой, подсказывающей, как попасть на кладбище Бремгартен.
      Швейцария – повторю - удивительная страна. Полтора часа на поезде – и Вы уже как будто на другой планете. Уже привычный слуху и почти родной французский язык, окружающий Вас в Женеве, сменяется на нечто совершенно непонятное, и если хотя бы вывески написаны здесь на классическом немецком, то речь, доносящаяся из уст жителей столицы Швейцарии (и других городов её немецкой части) навевает на меня, учившую, но основательно подзабывшую обычный немецкий язык, тихий ужас. Это – великий Swiss Deutsch (швейцарский немецкий), походящий на слух на мой взгляд на смесь арабского, идиша и иврита – разговорный язык швейцарцев из немецкой части, язык, существующий только в устном виде, не располагающий ни одним написанным на нём документом, книгой или учебником. Вот поэтому там без предварительной подготовки практически никуда, а уж тем более – на кладбище (не самое популярное место для посещения туристами) не попадешь.
      Так, по прибытии в Берн, я потратила полчаса на сверку моей нарисованной карты с картой, предлагаемой для всеобщего обозрения на вокзале и в конечном итоге – всё же выбрала правильный маршрут (идти нужно было в строго противоположную от центра города и достопримечательностей сторону). Минут 15 по совершенно безлюдным в этой части города улицам – и я у цели – кладбище Бремгартен.

      Открыто в 1865 году, занимает территорию в 16,19 гектаров. На двери конторы кладбища висело расписание работы: понедельник-пятница – с 11 до 16. Рядом с конторой расположился цветочный магазин, где я надеялась увидеть продавца – но, увы - суббота (и воскресенье) – святые для всех в Швейцарии выходные дни. Цветочный магазин при этом был открыт, на двери красовалась табличка примерного содержания: "Смотрите на цену цветов – оставляйте необходимую сумму на столе – надеемся на Вашу порядочность".

      Итак, задача передо мной стояла непростая – найти могилу Михаила Бакунина без какой-либо примерной информации о её месте нахождения. Выполнить её, при этом, оказалось достаточно легко – захоронения на каждом участке все же сделаны в определенный период времени, увидев более поздние даты смерти одной-двух могил, я сразу же переходила на следующий участок, а ещё – и это, конечно, главное достоинство заграничных кладбищ – расстояние между могилами большое и нет никаких оград. Таким образом, уже минут через двадцать, мой поиск был завершен, и я запечатлела могилу "того, кто пожертвовал всем ради свободы своей Родины".

      На тот момент я ещё не знала, как пишутся отчеты по посещениям кладбищ, поэтому кроме могилы Бакунина сфотографировала только одну могилу, показавшуюся мне интересной в плане архитектуры.

      Спустя неделю, проведенную мной на курсах повышения квалификации, в следующую субботу, в сопровождении своего друга, выразившего желание помочь мне и принять участие в столь заинтересовавшем его некротуризме, я отправилась в Кларан, пригород города Монтрё, где на деревенском кладбище похоронен Владимир Набоков. Добирались мы до деревни необычным видом транспорта – общественной лодкой – для повышения уровня романтики.

      Кладбище в Кларане – хоть это и деревня в несколько улиц – одно из самых дорогих во всей Швейцарии.

      Затрудняюсь назвать сумму, необходимую для получения места для захоронения, но то, что в Швейцарии нужно платить не только за место, но и за его дальнейшее использование – неоспоримый факт.
      Швейцарские кладбища не являются последним и вечным приютом для почивших. Поскольку страна маленькая, и полезная площадь экономится, могилы швейцарским покойникам предоставляются лет примерно на 25 лет, после чего площадь передается следующим умершим. В связи с этим могилы и Набокова, и Бакунина могут однажды исчезнуть. (мне неизвестно, кто платит за могилу Набокова, но это может оказаться и муниципалитет, а по поводу Бакунина – удалось найти информацию, что его могилу долгие годы поддерживало общество швейцарских анархистов и только недавно появились какие-то проблемы).
      Пока я фотографировала внушительный памятник погибшим "За Отечество" во временной период, примерно соответствующий Первой мировой войне,

мой друг обнаружил могилу Набокова. На могиле – совершенно замечательная вазочка, в которой русские и украинские деньги, русские конфеты и фантики от них, бабочки… Я прикрепила там сто рублей и счастливый автобусный билет (единственная бумажка на русском языке, которая в тот момент нашлась у меня при себе).

      С кладбища мы спустились на набережную и буквально через пять минут были уже в Монтрё. Миновали роскошный отель "Монтрё Палас", где собственно и жил Набоков.

И, в который раз, дошли до памятника Фредди Меркьюри, стоящего на том месте, где по одной из легенд над Женевским озером была развеяна часть праха лидера группы Queen. Хотя по другой версии, прах Фредди был вывезен его отцом в Бомбей и брошен в колодец дахмы в Башне Молчания на горе Малабар по обычаю зороастрийцев.

      К этому моменту уже, в общем-то, "вечерело", но моему другу видимо понравилось заниматься некротуризмом, поэтому мы направились на одну из могил бонусного списка, находящуюся неподалеку. Через 12 минут швейцарский поезд доставил нас в соседний городок Веве, где похоронен Чарли Чаплин.

      Попадание на это кладбище я считаю просто чудом, поскольку было уже что-то около восьми вечера, а в Швейцарии всё по правилам и ворота вполне могли оказаться на замке, но нам повезло. На могиле Чарли Чаплина обнаружились монеты из разнообразнейших стран мира, было приятно найти среди них русские и украинские. (Фото 17, 18)

      Спустя два месяца мой друг, заинтересовавшийся некротуризмом более, чем даже от него требовалось, прислал мне интересный факт о том, что 1 марта 1978 года тело Чарли Чаплина, захороненное на кладбище Corsier-Sur-Vevey было выкопано и украдено небольшой группой швейцарских рабочих с целью получения выкупа от семьи Чаплина. Воров поймали, а спустя 11 недель гроб с телом Чаплина был обнаружен на берегу Женевского озера и вновь захоронен под слоем бетона толщиной 6 футов (1,8 метров) "с целью предотвращения дальнейших подобных попыток".
      Вид, открывающийся именно с этого кладбища показался мне необычайно красивым, поэтому я сделала несколько общих планов.

      При взгляде на эти горы приходило ощущение необычайного покоя и благодати, мне даже подумалось, что видимо здесь "приятно было бы лежать в могиле". Вспомнила я о мечтающих умереть в Швейцарии, о лояльном отношении этой страны к некоторым вопросам смерти – в Швейцарии официально разрешена эвтаназия, здесь есть специальные "клиники для самоубийц" (так их называют), где процедура и проводится, и многие европейцы специально для этого приезжают в Швейцарию из других стран… "Чем черт не шутит – может быть здесь – когда придет время…" - подумалось мне.
      Но… вспоминаются слова Стефана Цвейга: "Я не видел в России ничего более величественного, более поразительного, чем могила Толстого. Во всем мире нет более поэтичной, более впечатляющей и покоряющей своей скромностью могилы, чем эта. Ни гробница Наполеона под мраморным сводом во Дворце Инвалидов, ни усыпальница Гёте в княжеском склепе в Веймаре, ни саркофаг Шекспира в Вестминстерском аббатстве не пробуждают с такой силой в человеке самое человечное, как эта царственно безмолвная, трогательно скромная могила где-то в лесу, безответно внимающая только ветру и тишине"…
      И как-то очень быстро приходит понимание того, что без родных берёз над могилой – ни одному из русских людей не найти покоя. А Чарли Чаплину – пусть спится спокойно в мирной уютной Швейцарии.

Евгения Долгих     
январь 2011 г.     

/Все отчеты/


          При полном или частичном использовании материалов ссылка на НП "Общество Некрополистов" обязательна.
          © Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.